Адвокат Беларусь Онлайн

Адвокат Беларусь Онлайн

С начала 90-х годов законодательство об адвокатуре Беларуси прошло несколько этапов. Первоначально в развитие Концепции судебно-правовой реформы 1992 г. был принят Закон «Об адвокатуре» от 15 июня 1993 года. В соответствии с этим Законом адвокатура утверждалась как независимый правовой институт, призванный осуществлять профессиональную правозащитную деятельность. Согласно ст. 7 Закона адвокатом мог быть гражданин Республики Беларусь, имеющий высшее юридическое образование, стаж работы по специальности не менее трех лет или не имеющий такого стажа, но прошедший стажировку сроком от 6 месяцев до одного года в адвокатуре, сдавший квалификационный экзамен и получивший лицензию на право занятия адвокатской деятельностью.

 

В то же время предусматривались некоторые ограничения к занятию адвокатской деятельностью (ст. 10). Закон закрепил в качестве основной организационно-правовой формы деятельности адвокатов юридические консультации. В порядке исключения допускалась индивидуальная адвокатская деятельность (ст. 13). Позднее эта форма деятельности с разрешения Министерства юстиции получила широкое распространение. К началу 1997 года почти третья часть белорусских адвокатов (свыше 400 чел.) перешла на индивидуальную форму работы. Адвокатской «вольнице» пришел конец в связи с изданием президентского декрета № 12 от 3 мая 1997 года «О некоторых мерах по совершенствованию адвокатской и нотариальной деятельности в Республике Беларусь». В соответствии с Декретом запрещалась индивидуальная адвокатская деятельность, поскольку были выявлены многочисленные факты неуплаты адвокатами отчислений от полученных гонораров от клиентов. Срок адвокатской лицензии ограничивался пятью годами с последующей переаттестацией на новый лицензионный срок. Право на занятие адвокатской деятельностью утрачивали лица, которые получили лицензию в период нахождения на государственной службе. Ужесточались требования к сдаче квалификационного экзамена соответствующей комиссии, созданной Министерством юстиции. Практикующие адвокаты обязывались стать членами областных (Минской городской) коллегий адвокатов. Значительно расширялись контрольные полномочия Министерства юстиции. В частности, указанное министерство получило право требовать от адвокатов сведения, связанные с выполнением адвокатской деятельности, «…при условии соблюдения адвокатской тайны», аннулировать лицензию «…при наличии предусмотренных законодательством оснований». Декретом вводился более строгий порядок расчетов за оказание юридической помощи. По сути, президентским декретом был восстановлен советский облик адвокатуры с ее единственной формой деятельности – юридической консультацией.

 

При этом ряд норм декрета нарушал положения Конституции и Закона «Об адвокатуре», а также международные стандарты в указанной сфере. Позднее положения Декрета от 3 мая 1997 г. № 12 были легализованы Законом от 6 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре». В таких ограниченных формах белорусская адвокатура действовала до принятия Закона от 30 декабря 2011 г. «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь». Он модернизировал структуру и формы деятельности адвокатуры. Так, адвокаты получили право осуществлять свою деятельность в составе юридических консультаций, адвокатских бюро или индивидуально. Сейчас в Беларуси действует 7 территориальных коллегий, 160 юридических консультации, в том числе 14 специализированных, 66 адвокатских бюро. Индивидуально работает в форме адвокатского кабинета около 300 адвокатов. Основной формой объединения адвокатов остаются юридические консультации. Всех адвокатов (около 2000 чел.) объединяет Республиканская коллегия адвокатов (РКА). Услуги адвокатов остаются достаточно дорогими, особенно по уголовным делам и по экономическим спорам. Этому содействует монополия адвокатов на оказание юридической помощи по всем категориям судебных дел, отсутствие конкуренции со стороны других организаций. Информация о деятельности Республиканской коллегии адвокатов весьма скупая. Доступными для изучения являются только сведения о работе РКА за 2014 год. В качестве важного результата называется подготовка Единых подходов к рассмотрению обращений граждан и юридических лиц со стороны коллегий адвокатов, определение размера отчислений на содержание РКА и фиксированных взносов на содержание коллегий адвокатов. В территориальных коллегиях адвокатов планируются дни бесплатных консультаций для малоимущих. Отчетность адвокатов огласке не предается, но ежегодно направляется для контроля в Министерство юстиции. Председателем РКА является Виктор Иванович Чайчиц. За время трудовой деятельности он успел поработать в суде, в НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебных экспертиз при Министерстве юстиции, адвокатом и председателем Минской областной коллегии адвокатов. В октябре 2016 г. он был избран членом Совета Республики от Брестской области. В журнале «Евразийская адвокатура» (2015, № 4) было опубликовано интервью с В.И.Чайчицем под названием «Развитие белорусской адвокатуры будет продолжаться!». На вопрос, что изменилось для адвокатов благодаря новому закону об адвокатуре, В.И. Чайчиц ответил: «Изменилось многое. Главное достижение в том, что Законом сделан важнейший шаг по объединению юристов-хозяйственников и адвокатов. Именно за адвокатами и только за ними теперь закреплена профессиональная защита прав и интересов клиентов по уголовным, гражданским делам, делам, возникающим из хозяйственных (экономических) споров, и делам об административных правонарушениях в общих и хозяйственных судах, органах, ведущих уголовный или административный процесс. Кроме оказания юридической помощи адвокаты также вправе в порядке, предусмотренном законодательством, выступать примирителями в примирительной процедуре, медиаторами в медиации или третейскими судьями при рассмотрении дел третейскими судами. Законом существенно расширен перечень видов юридической помощи, которую вправе оказывать адвокаты.

 

Появилась реальная возможность создания новых организационных форм адвокатской деятельности». В качестве комментария к интервью замечу, что вопрос о включении юристов-хозяйственников в состав Республиканской коллегии адвокатов был непростым. На период принятия нового закона об адвокатуре оказанием юридических услуг в сфере бизнеса занималось около 500 юристов-лицензиатов и около 200 юридических фирм. Они фактически «захватили» эту сферу и работали весьма успешно. Осуществляя индивидуальную деятельность, юристы-лицензиаты, по сути, вышли из-под контроля Министерства юстиции и его территориальных органов. Поэтому при принятии закона им был поставлен ультиматум: либо они по упрощенной процедуре получают статус адвоката, либо прекращают свой бизнес. Разумеется, большинство из них вошло в состав адвокатуры, подчинившись общим правилам деятельности. Однако следует признать, что при этом, по сути, был ликвидирован целый слой специализированных юристов. Адвокаты стали безраздельно господствовать во всех сферах правовой деятельности, находясь одновременно под контролем Республиканской коллегии адвокатов и Министерства юстиции и его территориальных органов. В качестве «поводка», на котором держится этот контроль, выступает лицензия, которую могут в любой момент отобрать. Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» от 30 декабря 2011 г. заменил действующий с 1993 г. Закон «Об адвокатуре». Он закрепил новые требования к адвокату, определил принципы и формы адвокатской деятельности, уточнил подходы к организации адвокатского самоуправления. Согласно ст. 1 Закона адвокатура – это правовой институт, призванный оказывать в соответствии с Конституцией Республики Беларусь на профессиональной основе юридическую помощь в целях осуществления и защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц. В качестве принципов адвокатской деятельности закрепляются следующие положения: обеспечение гарантированного Конституцией Республики Беларусь права на защиту; законность; доступность юридической помощи; свобода и независимость адвокатов при осуществлении своей деятельности; адвокатская тайна; использование всех не запрещенных законодательством средств и способов защиты прав, свобод и интересов клиента; обеспечение качества юридической помощи; недопустимость вмешательства в профессиональную деятельность адвокатов со стороны органов, ведущих уголовный процесс, других государственных органов, иных организаций и должностных лиц; соблюдение Правил профессиональной этики адвоката. Замечу, что на практике указанные принципы не в полной мере соблюдаются. В особенности это касается доступности юридической помощи, а также свободы и независимости адвокатов в своей деятельности.

 

По многим уголовным делам адвокаты действуют в тандеме со следователем, понуждая «клиента» к даче признательных показаний и соглашению о сотрудничестве со следствием. Статья 7 Закона определяет требования, предъявляемые к кандидату в адвокаты. Им может быть только гражданин Республики Беларусь, имеющий высшее юридическое образование, прошедший в установленных случаях стажировку и сдавший квалификационный экзамен, получивший специальное разрешение (лицензию) на осуществление адвокатской деятельности и являющийся членом территориальной коллегии адвокатов. Более того, имеется ряд ограничений на доступ к адвокатской профессии (в частности, речь идет о лицах, ранее совершивших умышленные преступления, исключенных из коллегии адвокатов, а также уволенных из правоохранительных органов по дискредитирующим обстоятельствам в течение трех лет со дня принятия соответствующего решения об увольнении). До настоящего времени граждане России не могут быть адвокатами в Беларуси. Проблематичным является также участие российских адвокатов в качестве защитников по уголовным делам на территории Беларуси. Несмотря на заключение ряда договоров в сфере правового сотрудничества, в том числе Договора о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года, белорусские органы следствия и суды не допускают адвокатов России к участию в уголовных делах. Почему? Прежде всего, потому что эти дела имеют, как правило, общественное звучание и политический контекст. Принципиальная защита по такому делу для белорусского адвоката может завершиться лишением лицензии. Для российского же адвоката это хорошая возможность показать свое профессиональное мастерство и выявить недостатки следствия и обвинения. При этом он ничем не рискует. На моей памяти пример известного белорусского адвоката Гарри Погоняйло, который смело защищал корреспондента российского канала ОРТ, гражданина Беларуси Павла Шеремета на суде в городе Ошмяны Гродненской области (по факту нарушения белорусско-литовской границы).

 

В результате он вынужден был отказаться от лицензии адвоката, но вскоре стал членом Московской гильдии адвокатов и продолжил правозащитную деятельность. Его допускали представителем по гражданским делам и по делам об административных правонарушениях, однако отказывались признавать его ордер по уголовным делам. В плане уяснения особенностей белорусской адвокатуры важное значение имеет статья 29 Закона «Организационные формы адвокатской деятельности». Она устанавливает, что белорусские адвокаты вправе осуществлять адвокатскую деятельность в форме юридической консультации, адвокатского бюро либо индивидуально. Согласно ст. 30 Закона юридические консультации образуются территориальными коллегиями адвокатов в районах и городах для оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам и обеспечения ее доступности. Они оказывают юридическую помощь по уголовным делам по назначению, другие виды юридической помощи за счет средств коллегий адвокатов, республиканского и (или) местного бюджетов. Осуществление их материально-технического, финансового, организационного и кадрового обеспечения возлагается на территориальные коллегии адвокатов. Руководит деятельностью юридической консультации заведующий, который назначается советом территориальной коллегии адвокатов. В Беларуси юридические консультации являются основной формой организации адвокатов. В них состоит свыше двух третей состава адвокатского сообщества. Адвокатское бюро является некоммерческой организацией, создаваемой в целях осуществления деятельности по оказанию юридической помощи. Оно вправе нанимать по трудовому договору адвокатов, помощников адвокатов и иных работников. Адвокатское бюро имеет самостоятельный баланс, вправе открывать счета в банках и (или) небанковских кредитно-финансовых организациях, иметь печать, штампы и бланки с адресом и наименованием адвокатского бюро. Учредительным документом адвокатского бюро является устав, подлежащий регистрации в Министерстве юстиции. Юридическая помощь в адвокатском бюро оказывается его учредителями-партнерами, а также иными адвокатами в соответствии с заключенными с ними трудовыми договорами. Текущее руководство деятельностью адвокатского бюро осуществляется управляющим партнером. Закон (ст. 33) допускает индивидуальную адвокатскую деятельность.

 

Однако для этого адвокат должен иметь помещение, пригодное для осуществления адвокатской деятельности, принадлежащее ему на праве собственности, аренды или ином законном основании. Кроме того, он должен зарегистрироваться в Министерстве юстиции и получить свидетельство о регистрации. Адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность индивидуально, вправе открывать счета в банках и (или) небанковских кредитно-финансовых организациях, иметь печать, штампы, бланки с адресом места осуществления адвокатской деятельности, привлекать физических лиц по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам. Указанные в Законе требования весьма обременительны для исполнения, что сдерживает развитие индивидуальных форм адвокатской деятельности. Число адвокатов-индивидуалов остается незначительным (менее 300 чел.). Из других положений Закона следует отметить, что труд адвокатов в Беларуси организуется в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка соответствующего адвокатского объединения. Адвокат пользуется правом на отпуск продолжительностью не менее 24 календарных дней (за свой счет), на пособие по социальному страхованию (по своему усмотрению) и на государственное пенсионное обеспечение (на общих основаниях). Адвокаты вправе образовывать фонды для социальных нужд. Интерес представляет статья 38 Закона о взаимоотношениях адвокатуры и Министерства юстиции. Например, Министерство юстиции принимает нормативные акты, регулирующие деятельность адвокатуры, в том числе Правила профессиональной этики адвокатов, создает квалификационную комиссию, которая принимает экзамены на получение лицензии; ведет Реестр адвокатов; осуществляет регистрацию коллегий адвокатов, адвокатских бюро, адвокатов-индивидуалов; по согласованию с Республиканской коллегией адвокатов определяет минимальную численность адвокатов в юридических консультациях на территории соответствующих единиц; определяет порядок проведения аттестации адвокатов; получает от коллегий адвокатов, юридических консультаций, адвокатских бюро, адвокатов «сведения и документы, необходимые для осуществления предусмотренных законом полномочий, при условии соблюдения адвокатской тайны»; отстраняет адвоката от осуществления профессиональных обязанностей на срок ведения дисциплинарного производства в случае его возбуждения Министром юстиции Республики Беларусь; вносит в органы управления коллегий адвокатов предложения по кандидатурам для избрания на должности председателей коллегий адвокатов; осуществляет в установленном порядке контроль за соблюдением адвокатами, коллегиями адвокатов, юридическими консультациями и адвокатскими бюро законодательства.

 

Думаю, что перечисленных полномочий Министерства юстиции достаточно для того, чтобы понять, в каком положении находятся адвокаты Беларуси по отношению к органам управления. О свободе и независимости им приходится только мечтать, глядя на адвокатов в европейских странах. В конце июня 2017 г. белорусский парламент – Национальное собрание Республики Беларусь – принял изменения и дополнения в вышеназванный Закон об адвокатуре. Сфокусируем внимание на основных нововведениях. Во-первых, в части 1 статьи 7 уточняются требования к кандидату в адвокаты. В частности, требуется стаж работы по специальности не менее трех лет, «порядок исчисления которого устанавливается Советом Министров Республики Беларусь или уполномоченным им органом». Во-вторых, в части 2 статьи 7 Закона оговариваются условия участия адвокатов иностранных государств в оказании юридических услуг на территории Беларуси. Такое возможно лишь после включения их в Реестр адвокатов в порядке, «… определенном Министерством юстиции Республики Беларусь». Это означает, что чиновники от юстиции будут определять, можно ли, к примеру, российскому адвокату осуществлять защиту кого-то из обвиняемых по уголовному делу. Тем самым право граждан Беларуси на получение юридической помощи по-прежнему остается урезанным. В-третьих, статья 17 Закона «Права адвоката» дополнена одним незначительным пунктом: «…привлекать в связи с оказанием юридической помощи клиенту с его согласия переводчиков, патентных поверенных и других специалистов». В то же время ст. 18 «Обязанности адвоката» увеличилась на 8 пунктов. Теперь адвокат должен соблюдать не только нормы законодательства, но и уставы коллегии адвокатов и адвокатского бюро, рекомендации РКА, проходить аттестацию, обеспечивать условия соблюдения адвокатской тайны (замечу, что к последней обязанности относится и обязательство не разглашать сведения по уголовным делам). В-четвертых, в статье 22 расширяется круг субъектов, которые могут поставить вопрос о дисциплинарной ответственности адвоката. Это общее собрание адвокатов, совет коллегии адвокатов, председатель коллегии адвокатов и лично министр юстиции. То есть адвокат окажется в «ежовых рукавицах», и при необходимости его всегда можно подвергнуть остракизму (с лат. «отвергнуть, предать презрению»). В-пятых, в статье 31 детально регулируется деятельность адвокатского бюро, вводятся дополнительные обязанности партнеров адвокатского бюро и управляющего партнера. Тем самым адвокатское самоуправление ставится под контроль. В-шестых, в статье 46 расширяются полномочия Республиканской коллегии адвокатов (РКА). Она становится связующим звеном между единственным адвокатским объединением страны и министерством юстиции, то есть смычкой адвокатов с властью. В-седьмых, в статье 50-1 предусматривается создание Фонда развития адвокатуры «…в целях повышения доступности и качества оказания юридической помощи».

 

Средства этого Фонда будут использоваться РКА «по согласованию с министерством юстиции Республики Беларусь с учетом предложений территориальных коллегий адвокатов». Анализ нововведений позволяет утверждать, что они не столько повысят качество адвокатских услуг, сколько расширят контроль за деятельностью каждого адвоката. Определяя пути развития белорусской адвокатуры, следует учесть международные стандарты в указанной сфере и опыт зарубежных стран. В этой связи мы должны уважительно относиться к документу «Основные положения о роли адвокатов», принятому Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. В нем говорится о гарантиях, которые власти обязаны предоставить адвокатам для их нормальной работы, в числе которых: возможность исполнять свои профессиональные обязанности «…без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства»; возможность свободно разъезжать и консультировать клиентов в своей стране и за рубежом. Еще одно важное положение: «Суд не должен отказывать в признании права адвоката представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения». Для развития национального законодательства об адвокатуре должны иметь значение также Рекомендации Комитета Министров Совета Европы «О свободе осуществления профессии адвоката». Среди принципов, которые сформированы в этих Рекомендациях, следует обратить внимание на первый и главный: правительства должны принять все необходимые меры для того, «чтобы уважалась, защищалась и поощрялась свобода осуществления профессии адвоката без дискриминации и неправомерного вмешательства со стороны органов власти…». В соответствии с пятым принципом адвокаты имеют право на создание и вступление в местные, национальные и международные союзы и ассоциации, которые имеют своей целью повышение профессиональных стандартов и защиту независимости адвокатов. С учетом этих положений можно предложить обеспечить подлинную свободу и независимость белорусских адвокатов.

 

Для этого их надо освободить из-под влияния Министерства юстиции и отменить выдачу лицензии на осуществление адвокатской деятельности. Считаю, что лицензирование является средством закабаления адвокатов, поскольку у органов власти, выдающих эти лицензии, всегда есть эффективное средство воздействия на строптивых. К примеру, после президентских выборов в декабре 2010 года семь адвокатов, согласившихся защищать права экс-кандидатов в президенты и их соратников, обвиненных в организации массовых беспорядков, лишились своих лицензий и утратили право на профессию. Второе предложение связано с упразднением монополизма Республиканской коллегии адвокатов (РКА) и обеспечением права адвокатов создавать иные ассоциации. Сейчас в качестве условия получения лицензии адвоката в Законе (ч. 1 ст. 7) называется вступление в члены РКА. Более того, решения Совета РКА обязательны для территориальных коллегий адвокатов и всех адвокатов (ч. 7 ст. 50 Закона). Лично я хотел бы создать новую адвокатскую организацию, которая могла бы оказывать бесплатную юридическую помощь по уголовным делам при условии, если обвинение вызывает обоснованные сомнения у общественности. То есть выступать в суде в роли правозащитника.

 

Однако реальность такова, что у меня нет шансов стать адвокатом, несмотря на мои ученые степени и звания. Кроме того, маловероятно, что Министерство юстиции зарегистрирует новую адвокатскую организацию. Третье предложение касается расширения прав адвокатов в уголовном процессе. Те права, которыми наделяется адвокат-защитник в УПК (ст. 48), несмотря на их внушительный перечень, не позволяют ему эффективно влиять на формирование судебного решения. Поэтому адвокат, как и следователь, должен иметь право собирать доказательства и представлять их суду на тех же условиях. Это означает, что судья не должен быть обременен материалами уголовного дела и обвинительным заключением как основой будущего приговора. Пусть судья будет независимым арбитром в споре сторон, а не соучастником прокурора, заинтересованным в осуждении каждого обвиняемого. Четвертое предложение касается снижения ставок на адвокатские услуги (гонорары). Дело в том, что в условиях монополии РКА, малочислен ности адвокатского корпуса и обнищания широких слоев населения услуги квалифицированных адвокатов оказываются не по карману даже относительно обеспеченным гражданам. Улучшить ситуацию могло бы допущение в качестве защитников других юристов по заявлению сторон. В уголовном судопроизводстве у обвиняемого есть право ходатайствовать о допуске в качестве защитника близких родственников или законного представителя (ч. 3 ст. 44 УПК), однако на практике органы следствия и суд отклоняют такие ходатайства. Причины понятны. Одна из них – защита монополии лояльных к власти адвокатов.

 

Еще одним средством улучшения ситуации в сфере оказания юридических услуг может стать создание муниципальных адвокатур за счет дотаций из бюджета и иных источников. В них могут работать молодые юристы, а также опытные юристы, вышедшие в отставку. Оплата услуг в такой адвокатуре должна быть вполне доступной для малообеспеченных граждан. Завершающим аккордом в преобразовании белорусской адвокатуры могло бы стать принятие нового закона в соответствии с международными стандартами и опытом зарубежных стран. В этой связи считаю полезным организовать встречу белорусских и российских адвокатов (юристов) с целью обсуждения совместных проблем и развития форм сотрудничества.

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика