Апелляционное обжалование приговора суда присяжных

Апелляционное обжалование приговора суда присяжных

На основе действующего уголовно-процессуального законодательства РФ и практики его применения проанализировать проблемы осуществления осужденным права апелляционного обжалования приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, и определить роль адвоката-защитника в реализации указанного права. Методология: Использовались диалектический, логический, системный, формально-юридический методы. Результаты: В статье делается вывод о том, что специфика апелляционного обжалования приговоров суда с участием присяжных заседателей предопределена порядком рассмотрения уголовного дела этим составом суда, особым механизмом вынесения им приговора и учитывает смешанный характер института апелляции, который содержит в себе ряд кассационных черт. Автор обращает внимание на то, что именно от волеизъявления обвиняемого зависит возможность рассмотрения уголовного дела в составе председательствующего судьи и коллегии присяжных заседателей, в связи с чем сторона защиты должна быть не только максимально подготовлена к самой процедуре рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, но и иметь четкое представление о последствиях вынесения этим судом приговора, в частности, о законодательном запрете его апелляционного обжалования с точки зрения обоснованности.

 

В статье отмечается значимая роль адвоката-защитника в реализации права осужденного на апелляционное обжалование приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, показана важность составления адвокатом качественной, глубоко мотивированной и основанной на требованиях закона апелляционной жалобы на указанный приговор, а вместе с тем приводятся типичные примеры допускаемых со стороны адвокатов-защитников нарушений пределов апелляционного обжалования приговоров суда присяжных. Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет определенную научную ценность и практическую значимость, поскольку в контексте рассмотрения права осужденного на апелляционное обжалование приговора суда присяжных акцентирует внимание на важной роли адвоката-защитника в реализации этого права, а также содержит обобщения, позволившие сформулировать выводы о несовершенстве адвокатской и судебной практики. Ключевые слова: апелляция, право апелляционного обжалования, приговор, суд присяжных, вердикт, осужденный, адвокат-защитник. Согласно ст. 317, 389.27 УПК РФ приговор суда с участием присяжных заседателей не подлежит апелляционному обжалованию и пересмотру по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ, т. е. ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Законодательное определение таких границ апелляционного обжалования обусловлено правовой природой института суда присяжных и механизмом вынесения этим судом актов правосудия. Поскольку вердикт присяжных заседателей в отрыве от приговора, постановленного на его основе, не подлежит проверке в апелляционном порядке (что отражает сущность судопроизводства с участием присяжных заседателей), указанные пределы призваны не допустить вмешательства профессиональных судей в прерогативы коллегии присяжных заседателей и при пересмотре судебных решений в апелляционном порядке. Учитывая то, что выбор состава суда с участием присяжных заседателей в соответствии с правилами подсудности зависит от волеизъявления обвиняемого (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ), именно для стороны защиты является важным четкое представление о пределах апелляционного обжалования приговора, постановленного на основе вердикта коллегии присяжных заседателей.

 

Изначальное (еще на стадии предварительного расследования) отсутствие понимания обвиняемыми последствий вынесения приговора с участием присяжных заседателей, в том числе границ апелляционного обжалования такого приговора, на практике приводит к тому, что от осужденных в суд апелляционной инстанции поступает немало апелляционных жалоб с постановкой вопроса о необоснованности приговора. Когда же по таким апелляционным жалобам приговор суда присяжных оставляется без изменения, исходя из ст. 317, 389.27 УПК РФ, осужденные зачастую сетуют на формальный подход суда апелляционной инстанции к рассмотрению их жалоб. Между тем этот формальный подход обусловлен законодательными запретами, о которых обвиняемый должен быть осведомлен заблаговременно. По данным изученной практики, приходим к выводу о том, что возложенная, исходя из п. 1 ч. 1 ст. 217 УПК РФ, на следователя обязанность разъяснения обвиняемому по окончании ознакомления его (и его защитника) с материалами уголовного дела особенностей рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, прав обвиняемого в этом судебном разбирательстве и порядка обжалования судебного решения, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, на практике либо вообще не реализуется, либо реализуется формально. Вместе с тем, исходя из ч. 3 ст. 325 УПК РФ, если подсудимый не заявил ходатайство о рассмотрении его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей после ознакомления с материалами дела на предварительном следствии (ч. 5 ст. 217 УПК РФ) либо до назначения судебного заседания (п. 1 ч. 5 ст. 231 УПК РФ), то данное уголовное дело рассматривается другим составом суда в порядке, установленном ст. 30 УПК РФ. На основании изложенного полагаем, что с целью обеспечения надлежащего понимания обвиняемым специфики рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, последствий постановления приговора на основе вердикта присяжных заседателей, в том числе пределов обжалования такого приговора, в УПК РФ следует предусмотреть, что право заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (при условии соблюдения правил подсудности) у обвиняемого возникает после проведения консультации с защитником. Этот вывод обусловлен тем, что при наличии законодательного требования (п. 6 ч. 1 ст. 51 УПК РФ) об обязательном участии защитника по делам, подлежащим рассмотрению судом с участием присяжных заседателей, фактическое участие защитника обеспечивается лишь с момента заявления хотя бы одним из обвиняемых ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 51 УПК РФ).

 

Иными словами, заявляя ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, обвиняемый должен иметь четкое представление об ограничениях, указанных в ст. 317, 389.27 УПК РФ. Однако на практике ясное представление об имеющемся законодательном запрете у обвиняемых (подсудимых, осужденных) встречается очень редко. Исходя из требований п. 6 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, а также положений ст. 49 УПК РФ, подчеркивающей особенный статус адвоката-защитника, с учетом особенностей производства в суде с участием присяжных заседателей, представляется, что надлежащая реализация права апелляционного обжалования приговора, основанного на вердикте присяжных заседателей, с целью защиты интересов осужденного полноценно может быть обеспечена только лицами, призванными на профессиональной основе оказывать квалифицированную юридическую помощь при производстве по уголовному делу, то есть адвокатами. Именно адвокат в силу своего профессионального статуса и реализуемой защитительной функции способен доходчиво разъяснить своему подзащитному правила и пределы апелляционного обжалования приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, с целью формирования у него отчетливого понимания того, что подача жалобы на необоснованность такого приговора не повлечет его отмены. Задача защитника состоит и в том, чтобы суметь разъяснить своему доверителю, что требования УПК РФ не позволяют присяжным заседателям выносить вердикт произвольно, без учета всех исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, что предусмотренный в УПК РФ запрет не ограничивает право апелляционного обжалования осужденного, поскольку он сам изъявил желание доверить разрешение в отношении него уголовного дела представителям общественности, рассчитывая на их житейский опыт, здравый смысл и максимальную независимость как судей-непрофессионалов. Исходя из этого, как у адвоката-защитника, так и у осужденного еще до момента передачи уголовного дела для рассмотрения по существу в суд с участием присяжных заседателей должно иметься четкое представление о том, что апелляционное обжалование не вступившего в законную силу приговора, вынесенного судом с участием присяжных заседателей, возможно лишь ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора.

 

Относительно этих апелляционных оснований УПК РФ не устанавливает каких-либо запретов при обжаловании приговоров, постановленных на основании вердикта присяжных заседателей. Адвокат-защитник в рамках осуществляемой им функции вправе и обязан по своей инициативе обжаловать в апелляционном порядке незаконный и несправедливый приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей в отношении его подзащитного, а также при наличии волеизъявления доверителя составить апелляционную жалобу от его имени. Обязанность обжалования адвокатом указанного приговора вытекает как из общих положений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», регламентирующих полномочия адвоката, так и напрямую из п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката. Квалифицированная юридическая помощь адвоката-защитника при реализации права апелляционного обжалования приговора, вынесенного на основе вердикта присяжных заседателей, заключается в составлении им апелляционной жалобы, посредством принесения которой он способен добиться защиты и восстановления нарушенных прав и законных интересов своего доверителя. В ст. 389.6 УПК РФ закреплен перечень обязательных реквизитов апелляционной жалобы, несоблюдение которых субъектами обжалования препятствует рассмотрению уголовного дела в апелляционном порядке и влечет возвращение такой жалобы для пересоставления с назначением судьей срока для устранения допущенных нарушений. Данные реквизиты прежде всего призваны дисциплинировать апеллятора в составлении указанной жалобы, имеющей важное значение для защиты нарушенных прав и законных интересов и инициирующей стадию апелляционного производства. Содержание же апелляционной жалобы, а именно доводы с критической оценкой приговора, могут излагаться субъектом обжалования в свободной форме, но в то же время не должны выходить за рамки уголовного дела и пределы обжалования приговора, вынесенного на основе вердикта присяжных заседателей. Самостоятельный выбор адвокатом-защитником конкретных аргументов для мотивировки своей апелляционной жалобы и апелляционной жалобы подзащитного на приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, способов их приведения, последовательности изложения позиции по делу, являющийся проявлением свободы апелляционного обжалования, вместе с тем ограничен требованиями УПК РФ. Кроме того, самим профессиональным статусом адвоката обусловлена необходимость предъявления повышенных требований к составлению им апелляционной жалобы, не позволяющих недобросовестно, некомпетентно осуществлять возложенные на него законом обязанности. Однако на практике нарушения со стороны адвокатов-защитников при составлении апелляционных жалоб на приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, встречаются. Большинство из них сведено именно к несоблюдению ст. 317, 389.27 УПК РФ, к неразграничению понятий «незаконность» и «необоснованность» приговора.

 

Между тем в апелляционных жалобах адвокатов-защитников и их подзащитных недопустимы доводы о том, что выводы присяжных заседателей не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, либо что присяжные заседатели не учли обстоятельств, которые могли существенно повлиять на их выводы, либо что их выводы содержат существенные противоречия (например, когда при положительном ответе на вопросы о доказанности совершения деяния подсудимым на основной вопрос о его виновности присяжные заседатели дали отрицательный ответ). В апелляционной жалобе на приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, не могут быть поставлены под сомнение вопросы, разрешение которых непосредственно относится к компетенции присяжных заседателей, а именно вопросы достоверности и достаточности доказательств, исследованных с участием присяжных заседателей, мотивированность принятого ими решения. Следует учитывать, что суд апелляционной инстанции не может отменить приговор суда, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, и прекратить уголовное дело ввиду отсутствия события преступления и непричастности подсудимого к его совершению, поскольку это приведет к исключению или изменению судом апелляционной инстанции фактической стороны уголовного дела, которая уже признана доказанной коллегией присяжных заседателей. Тем не менее, например, возможна отмена обвинительного приговора с прекращением уголовного дела за отсутствием в действиях осужденного состава преступления, если «выводы председательствующего не основаны на вердикте присяжных заседателей». При реализации права апелляционного обжалования приговора с целью защиты интересов своего доверителя адвокату следует обращать особенное внимание на наличие по делу «безусловных» оснований отмены приговора судом апелляционной инстанции, каковыми, прежде всего, выступают такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, как вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей и нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта (п. 2 и 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ). В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. № 23 (в ред. от 22.12.2015) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» назван ряд иных существенных нарушений УПК РФ, по которым, согласно апелляционной практике Верховного Суда РФ, как правило, отменяются приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, а именно: – отказ сторонам в исследовании доказательств, не признанных судом недопустимыми, который следует расценивать как ограничение их прав на представление доказательств, то есть как нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора (п. 20); – оглашение приговора по другому делу в отношении ранее осужденного соучастника (соучастников), что следует расценивать как незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое может повлиять на их ответы на поставленные вопросы и, соответственно, повлечь за собой отмену приговора (п. 21); – ошибочное исключение из разбирательства допустимых доказательств, поскольку такое нарушение ограничивает гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства на предоставление доказательств и может повлиять на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, а в дальнейшем на постановление законного и справедливого приговора (п. 23); – нарушение требования ч. 2 ст. 338 УПК РФ, согласно которому судья не вправе отказать подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление (п. 27) и др. Эти нарушения не связаны с фактическими обстоятельствами уголовного дела и соответствуют запрету, установленному в ст. 389.27 УПК РФ.

 

Результаты изучения апелляционной практики Верховного Суда Российской Федерации показывают, что именно существенное нарушение уголовно-процессуального закона выступает самым распространенным основанием для апелляционного обжалования и отмены приговоров, постановленных судом на основании вердикта присяжных заседателей. В контексте анализа законодательной регламентации этого апелляционного основания Л.Д. Калинкина справедливо обращает внимание на то, что «в перечне безусловно-существенных нарушений уголовно-процессуального закона (ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ) предусматривается, например, такое безусловное основание, как незаконный состав коллегии присяжных заседателей, однако условия признания такого состава незаконным УПК РФ не определяет. Не содержит данный перечень и такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые касаются особенностей производства в суде с участием присяжных заседателей. Между тем, по данным изучения апелляционной практики по проверке не вступивших в законную силу приговоров, постановленных на основе вердикта присяжных заседателей, нередко основаниями для их отмены в апелляционном порядке признаются существенные нарушения норм УПК РФ относительно особенностей производства уголовных дел такой категории».

 

Отмеченные недостатки законодательной регламентации, указывающие на отсутствие четких критериев, позволяющих правильно квалифицировать данное апелляционное основание, наиболее распространенное на практике, существенным образом отражаются на реализации осужденным права апелляционного обжалования приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей. Изученная практика подачи адвокатами и их подзащитными апелляционных жалоб на обвинительные приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, и их рассмотрения в апелляционном порядке Верховным Судом РФ позволила выделить случаи, когда указанные приговоры отменялись судом апелляционной инстанции ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, возможных лишь при рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей: – незаконный роспуск председательствующим первой коллегии присяжных заседателей при отсутствии законных оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 329, 330, ч. 5 ст. 348 УПК РФ, в результате чего подсудимый был лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом ; – нарушение председательствующим порядка судопроизводства, а именно неправильное формулирование вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями ; – нарушение права подсудимого выступить в прениях сторон при обсуждении последствий вердикта присяжных заседателей ; – нарушение требований уголовно-процессуального закона (ч. 1 ст. 343 УПК РФ), регламентирующих продолжительность совещания присяжных заседателей при вынесении ими вердикта, постановленного путем голосования ; – предоставление кандидатами в присяжные заседатели недостоверной информации о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства в нарушение ч. 3 ст. 328 УПК РФ. Вместе с тем в апелляционных жалобах на обвинительные приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, осужденные и адвокаты-защитники указывают и иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, из которых не все и не всегда признаются судом апелляционной инстанции основаниями для отмены приговора ввиду их «оценочного» характера: – нарушение права подсудимого на последнее слово; – нарушение председательствующим определенного сторонами порядка исследования представляемых доказательств; – незаконное исключение председательствующим допустимого доказательства либо отказ в удовлетворении ходатайства стороны защиты о недопустимости доказательства; – нарушение председательствующим в напутственном слове принципа объективности и беспристрастности; – нарушение тайны совещания присяжных заседателей, порядка проведения совещания и голосования в совещательной комнате; – незаконность состава присяжных заседателей ввиду его тенденциозности; – неприменение правовых последствий признания подсудимого заслуживающим снисхождения и др. Указанные нарушения не всегда четко и конкретно излагаются адвокатами в апелляционных жалобах, не всегда бывают обоснованными, что часто и является причиной оставления без удовлетворения таких жалоб судом апелляционной инстанции.

 

Кроме того, исходя из позиций Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, однозначно не принимались во внимание следующие доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников как не основанные на законе: – о том, что доказательства не подтверждают виновность осужденного, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела ; – о невиновности осужденных, недоказанности их вины, по вопросам оценки присяжными заседателями исследованных в судебном заседании доказательств ; – о недостаточности, недостоверности и противоречивости доказательств виновности. Исходя из ч. 1 ст. 389.6 УПК, апелляционная жалоба должна содержать конкретные доводы с указанием апелляционных оснований отмены либо изменения судебного решения, предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ. В отличие от апелляционных жалоб непрофессиональных участников уголовного процесса для апелляционной жалобы адвоката-защитника «непростительно» наличие в ней не основанных на законе, надуманных и абсурдных аргументов, отсутствие мотивировки, в том числе ссылок на конкретные апелляционные основания, на нормы закона. Чем более аргументировано в апелляционной жалобе утверждение адвоката-защитника о неправосудности приговора, тем более велика вероятность того, что судом апелляционной инстанции это утверждение будет принято во внимание. Адвокат в силу своего профессионального статуса в апелляционной жалобе должен отразить исчерпывающий перечень допущенных по делу нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального права, которые привели суд с участием присяжных заседателей к неправильным выводам по делу, существенным образом отразились на правосудности постановленного приговора, дать каждому из этих нарушений критическую оценку, квалифицировать их с точки зрения оснований для отмены либо изменения приговора.

 

Этому должно предшествовать внимательное изучение состоявшегося приговора, а также протокола судебного заседания. Исходя из положений ч. 1.1 ст. 389.6 УПК РФ, лицо, подавшее апелляционную жалобу, в подтверждение приведенных в ней доводов вправе заявить ходатайство об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции, о чем должно указать в жалобе, а также привести перечень свидетелей, экспертов и других лиц, подлежащих в этих целях вызову в судебное заседание. Если заявляется ходатайство об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции (новых доказательств), то лицо обязано обосновать в апелляционных жалобе или представлении невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции. Приведенные положения УПК РФ применяются при апелляционном обжаловании приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, с ограничениями. Так, адвокат и его подзащитный в апелляционной жалобе не вправе ходатайствовать об исследовании какихлибо доказательств с целью проверки их достоверности, об исследовании новых доказательств, посредством которых возможно установление наличия либо отсутствия события преступления, виновности или невиновности осужденного, а также любых иных обстоятельств, которые должны были анализироваться присяжными заседателями с целью дачи ответов на поставленные перед ними вопросы, отнесенные к их исключительной компетенции (ч. 1 ст. 334 УПК РФ). Следует согласиться с мнением С.А. Насонова о том, что «в апелляционном судебном следствии предметом проверки может быть лишь допустимость доказательств, исследованных с участием присяжных, а также могут быть проверены доказательства, исследованные в отсутствие присяжных (например, на этапе обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей)». Представляется, что в свете действующего уголовно-процессуального законодательства адвокат и его подзащитный в апелляционной жалобе на обвинительный приговор, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей, вправе заявлять ходатайство об исследовании в ходе судебного следствия в рамках заседания суда апелляционной инстанции доказательств, которые исследовались судом с участием присяжных заседателей либо в их отсутствие, с целью проверки допустимости этих доказательств, исходя из требований ст. 75 УПК РФ, и с целью проверки соответствующих выводов суда первой инстанции с точки зрения их законности и справедливости.

 

На приговоры, постановленные на основе вердикта присяжных заседателей, распространяется общий, предусмотренный 389.4 УПК РФ, 10-суточный срок апелляционного обжалования. Между тем, учитывая сложность самого порядка рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, механизма вынесения этим судом приговора, а также нередко наблюдающиеся по таким делам длительность составления протоколов судебных заседаний и несвоевременность вручения копий приговора, реализовать право апелляционного обжалования в течение указанного срока практически невозможно. С этой проблемой сторона защиты сталкивается очень часто. Апелляционные жалобы участниками стороны защиты, как правило, не могут быть составлены без ознакомления с протоколом судебного заседания, изготовление и подписание которого нередко происходит значительно позднее установленного ч. 6 ст. 259 УПК РФ трехсуточного срока со дня окончания судебного заседания. Кроме того, следует учитывать время ознакомления стороны защиты с протоколом судебного заседания, а также время, в течение которого на него могут быть поданы замечания (трое суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания), время рассмотрения этих замечаний. Именно поэтому в свете положений УПК РФ «продолжается практика подачи так называемых «предварительных» апелляционных жалоб с указанием на подачу позднее, после ознакомления с протоколом судебного заседания и рассмотрения на него замечаний, дополнительной жалобы с подробным изложением конкретных доводов». Вместе с тем полагаем, что законодательное увеличение срока апелляционного обжалования приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей, не всегда может импонировать интересам осужденного. Важнее дисциплинировать ответственных за составление протокола судебного заседания и выдачу копий приговора должностных лиц (судью-профессионала и секретаря судебного заседания). В существующих же процессуальных условиях именно подача дополнительной апелляционной жалобы (в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ) является одним из важных средств защиты прав и законных интересов осужденного, в отношении которого состоялся приговор суда с участием присяжных заседателей. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства РФ и практики его применения позволяет сделать вывод «о четко сложившейся модели апелляционного обжалования приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей», которая предопределена особым порядком рассмотрения уголовного дела этим составом суда, специфическим механизмом вынесения им приговора и учитывает смешанный характер института, который в современном российском уголовном процессе носит название «апелляция», но содержит в себе ряд чисто кассационных черт. Несмотря на то, что сторона защиты в российском уголовном процессе по многим аспектам находится в менее выгодном положении, нежели сторона обвинения, именно от ее волеизъявления зависит возможность рассмотрения уголовного дела в составе председательствующего судьи и коллегии присяжных заседателей. В связи с этим сторона защиты должна быть максимально подготовлена как к самой процедуре рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, так и к последствиям вынесения приговора этим составом суда, что требует от адвоката-защитника глубоких знаний как порядка производства в суде присяжных, так и специфики апелляционного обжалования приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей.

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика