Что означает оставить решение на усмотрение суда

Усмотрение в правовой науке нашей страны очень часто рассматривается как определение границ возможного выбора правоприменителем, что, в свою очередь, увеличивает интерес ученых к данному вопросу. Однако, несмотря на необходимость изучения данного вопроса, о которой не раз ранее заявлялось, фактически применительно к уголовному процессу данные исследования не производились до настоящего времени.

 

В связи с изложенным и учитывая высокую значимость изучения вопросов дискреции для уголовного процесса, необходимость изучения данного вопроса весьма велика. На протяжении всей истории развития отечественной правовой мысли осуществлялись попытки, в том числе маститых ученых-правоведов, выявить суть усмотрения, его роль в праве и определить границы возможного усмотрения. При этом более осмысленные попытки понимания усмотрения и его границ делались с 60-х годов прошлого века. Так, А.А. Жданов указывал, что границами правового усмотрения является закон. При этом о проведенном исследовании следует говорить условно, поскольку работа имеет очень большую идеологическую составляющую, по сути, проведенный анализ основывается на том, что подобные рамки слишком широки, и принимаемые «буржуазными» должностными лицами и органами власти решения являются не чем иным как произволом и волюнтаризмом. При этом в качестве положительного момента работы нельзя не отметить, что автором затронут один из важнейших аспектов усмотрения – возможность последующей проверки принятых на основании усмотрения решений. К.И. Комиссаров в посвященном затрагиваемому вопросу исследовании специально не выделил ограничения возможного судебного усмотрения, но, исходя из предложенного им определения и проведенного исследования, можно сделать вывод, что к пределам усмотрения он отнес не только закон, но и конкретные обстоятельства дела. В работе Д.М. Чечота под пределами усмотрения понимаются границы полномочий должностного лица или органа государственной власти. Это следует из предложенного им тезиса о том, что административный орган в своем усмотрении не безграничен и может действовать на основании дискреции только тогда, когда это предусмотрено законом. Небезынтересным, на наш взгляд, является и утверждение о том, что в пределах предоставленных полномочий орган государственной власти свободен в выборе соответствующего данным полномочиям решения.

 

Также в своей работе Д.М. Чечот развил проблематику контроля, в том числе и судебного, за решениями органа исполнительной власти, принятыми с учетом дискреции. В работе М.С. Студеникиной, касающейся рассматриваемого вопроса, имеется мнение общего характера, согласно которому необходимо предпринимать меры по ограничению усмотрения там, где оно излишне широко. По мнению А.Т. Боннер, орган государственной власти или должностное лицо, принимая решение по собственному усмотрению, исходит, в первую очередь, из общих указаний закона и цели, которую законодатель преследует. Данные требования проецируются на конкретные обстоятельства дела. При этом правоприменитель руководствуется общими принципами права, законами общественного развития. А.Т. Боннер указывает, что равное по степени влияние оказывают экономические законы, нормы морали и нравственности, а также имеющийся у субъекта усмотрения собственный опыт. Весьма интересен вывод автора, что решения, принимаемые уполномоченным лицом по усмотрению, подконтрольны лицам, участвующим в деле, а также вышестоящим судебным инстанциям. А.П. Коренев в своей работе, посвященной усмотрению в административном производстве, выделил требования, соблюдение которых необходимо: 1) ограничение свободы выбора рамками закона; 2) применение усмотрения исключительно в интересах общества; 3) преследование цели, которая законодателем поставлена как результат усмотрения; 4) указание мотивов, на основании которых правоприменитель воспользовался усмотрением. В.Н. Дубовицкий считает рамки закона, границы полномочий органов власти, форму, порядок принятия акта, цели закона, а также интересы государства и граждан пределами усмотрения. При этом автором отражена, на наш взгляд, позитивная тенденция к учету внеправовых ограничений, которые влияют на пределы применения дискреционных полномочий и принимаемые решения. Также автор выразил позицию, согласно которой укреплению законности в правоприменительной деятельности на основе усмотрения будет способствовать расширение судебного надзора. Данный вывод, на наш взгляд, как нельзя лучше подчеркивает, что в правовом государстве усмотрения не может не быть, но сильная роль суда не дает усмотрению перейти в произвол. В.Г. Антропов вводит в своей работе понятие принципов правоприменительного усмотрения, которые одновременно являются и своего рода ограничениями дискреционных полномочий субъекта правоприменения. Значительный интерес представляет тезис автора о том, что любая правоприменительная ситуация усмотрительна, она явно или имплицитно предоставляет правоприменителю возможность выбора, при этом регулирование правоприменительного усмотрения правом принципиально невозможно.

 

Приведенные позиции правоведов позволяют сделать вывод, что в советское время (и первые годы становления современной государственности) проблематике пределов усмотрения, как в правоприменении вообще, так и в уголовном процессе в частности, уделялось значительное внимание. Вместе с тем полностью данный вопрос изучен не был, и всеобъемлющего понимания вопросов пределов, границ усмотрения в правовой науке получено не было. В дальнейшем пути исследования данного вопроса развивались по указанным направлениям. Так, О.А. Папкова в качестве пределов судейского усмотрения выделяет пять ограничительных факторов: 1) предписания закона; 2) конкретные обстоятельства дела; 3) правила толкования норм права; 4) начала целесообразности; 5) категория справедливости. Д.Б. Абушенко, отдельно не выделяя границы усмотрения, de facto ставит вопрос о правовых ограничениях, к которым он относит конкретные конструкции нормативных актов, которые так или иначе сужают выбор правоприменителя из формально предоставленных. В качестве ограничения автор указывает мотивы лица при осуществлении дискреции. А. Барак, работа которого, по нашему мнению, сыграла значительную роль в отечественных исследованиях этого направления, указывал, что существуют ограничения, связывающие судью в отношении процедурных ограничений, т. е. выбора между возможностями, и в отношении материальных ограничений, т. е. доводов, которые он (судья) принимает при выборе. Если раскрывать данный вопрос более подробно, то исследователь указывает, что к процедурным ограничениям относятся беспристрастность судьи, соблюдение судейской этики и мотивировка принимаемого решения по конкретному делу. К материальным ограничениям относятся общие правила толкования и восполнения пробелов в нормативных актах, структура системы нормативно-правовых актов, ее развитие, принципы судебной системы и межинституциональные принципы, в которых выражается взаимодействие между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти. Кроме того, А. Барак в своей работе, хотя прямо это нигде и не указано, но прослеживается по тексту, стоит на позиции, в соответствии с которой законность усмотрения есть его неотъемлемое свойство. Без законности усмотрение перестанет быть таковым, станет произволом. Существует большое количество иных работ, в которых проблемы усмотрения правоприменителя так или иначе затрагиваются , однако уже из приведенных позиций отечественных теоретиков следует, что в качестве ограничителей усмотрения правоприменителя в большинстве случаев называют: рамки закона и законодательные конструкции, конкретные обстоятельства дела, границы полномочий правоприменителя, мотивацию должностного лица, правила толкования правовых норм, интересы государства и граждан, а также возможность последующего пересмотра решения, принятого на основании дискреции.

 

Все указанные границы в большей или меньшей степени имеются в усмотрении участников уголовного судопроизводства, поскольку в них проявляются принципы деятельности государственных органов власти и, как следствие, принимаемых ими решений по конкретному делу. Так, ограниченность рамками закона проявляется в том, что уголовное преследование возможно только по факту совершения деяний, противоправность которых закреплена в Уголовном кодексе РФ. Относительно конкретных обстоятельств дела необходимо отметить, что каждое дело по-своему уникально, что свойственно любому объекту. Данное обстоятельство проявляется в единстве исполнения требований ст. 73 УПК РФ, в которой указано, что по каждому уголовному делу подлежат установлению конкретные обстоятельства совершения преступления. Соблюдение границ правомочий и правила толкования норм права проявляется в том, что следователь, дознаватель, прокурор и иные участники процесса могут применять свои государственно-властные полномочия исключительно к участникам процесса и исключительно в той мере, которую позволяет статус участника производства. Мотивация должностных лиц и соблюдение интересов государства и граждан проявляется в нахождении внешних рамок правоприменения, установлении баланса и, тем самым, поддержке обществом и государством действий конкретного должностного лица. Возможность пересмотра принятых на основании усмотрения решений в полном объеме реализуется в главе 16 УПК РФ, что позволяет говорить о закреплении механизма, препятствующего «разрастанию» усмотрения до произвола со стороны уполномоченного должностного лица.

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика