ФИЛОСОФИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
КАК АКАДЕМИЧЕСКАЯ НОВАЦИЯ
СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ

Международное право, как комплексная система включает в себя целый ряд направлений сотрудничества государств, каждое из которых образует отдельную отрасль международной юриспруденции. По факту его формирования мы констатируем существование международного морского, космического, воздушного, экономического, уголовного, экологического, гуманитарного, информационного права, права международной защиты прав и свобод человека. Предметно, каждая из обозначенных областей современного международного права через обширную, наработанную на протяжении десятков (а порой и сотен) лет, межгосударственную практику получила всестороннее освещение в науке.

 

И это понятно, равно как и обоснованно с прагматической точки зрения: востребованность теоретического осмысления специального направления современного международного права (в параметрах существования отраслевых судебно-арбитражных институтов по обеспечению права, а на уровне универсальности главного судебного органа ООН Международного суда) в объективном режиме консолидируется в целостную по форме и законченную по содержанию сферу конкретного применения межгосударственного сотрудничества. В свете сказанного выше концептуально новой представляется мысль профессора С.В. Черниченко о выделении философии международного права в качестве специального предмета научного анализа. Зарубежные ученые также высказываются в пользу возможности рассмотрения международного права с точки зрения науки философии. Так, видный французский юрист, профессор Ж. Моро-Рейбель в курсе, прочитанном в Гаагской академии международного права, на тему: “Право межчеловеческого общества и jus gentium. Исследование о природе возникновения и развитии понятий до Гроция” с позиций академической философской науки предметно показал юридическую сущность jus inter gentium как собственно само международное право по регулированию отношений между суверенными государствами. В том, что касается общеизвестного понятия jus gentium, то здесь оно рассматривалось как jus human® societatis в аспекте естественного права.

 

В постановочном плане концепция человеческой природы определялась в качестве стержня всего общества, “которое она ткет как паук свое полотно”. Авторитет науки международного права, профессор Йельского университета (США) М.С. МакДугал в своем объемном курсе “Международное право, власть и политика: современная концепция”, с которым он выступил в Гаагской академии международного права, посвятил все введение своего доклада задачам политически ориентированной юриспруденции именно в аспекте философии как науки права. В порядке обозначения своей концептуальной позиции в пользу формирования международного права с ориентацией на обеспечение человеческого достоинства в рамках свободного мирового сообщества профессор М.С. МакДугал ратует за “политико-ориентированный” подход при анализе международного права. При обстоятельствах, когда традиционные способы по применению технических формул при установлении правомерности поведения субъектов показывают свою недееспособность, именно право с обозначенной политической целью содействия человеческому достоинству в условиях свободного миропорядка, как показывает профессор М.С. МакДугал, призвано быть единственным модулятором должного поведения государств. Между тем известно, что современное международное право как раз и ставит своей целью содействие построению миропорядка на основе верховенства права Rule of Law.

 

В рамках этого миропорядка реализуются основные, записанные в Уставе ООН, цели, а именно: поддержание международного мира и безопасности; развитие дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов; осуществление международного сотрудничества в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера; поощрение развития уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии. В параметрах заявленных целей ООН защита и обеспечение прав человека на универсальном уровне уже обозначены в качестве постулатов должного поведения государств-членов мирового сообщества. И в этих условиях востребованность в создании специального (нового по своей сути), политически ориентированного международного права с установленной задачей по формированию права человеческого достоинства лишается своего конкретного юридического существа. Доктринальные заявления двух авторитетных представителей зарубежной науки международного права (в лице Ж. МороРейбеля и М.С. МакДугала) в рамках свободной научной дискуссии имеют полное право на существование.

 

В конечном итоге теоретическая значимость приведенных выше суждений ученых определяется постановочной возможностью рассмотрения международного права сквозь призму философии как науки права. Тем самым подтверждается наше собственное, вписывающееся в общенаучную посылку, мнение о востребованности рассмотрения международного права в свете философии науки права. В том, что касается позиции отечественной науки международного права по заявленной проблематике, то здесь в лице ее авторитетного представителя (профессора С.В. Черниченко) всесторонним образом показана возможность существования философии международного права в качестве отдельного, но уже вполне сложившегося феномена современной юриспруденции6. Будучи неотъемлемой частью философии вообще, понятие “философия международного права”, справедливо отмечает профессор С.В. Черниченко, терминологически точно характеризует отношение составляющих его компонентов: философии и международного права. И здесь видный российский ученый в своей аргументации в пользу именно понятия “философия международного права” (а не понятия “философия и международное право”) абсолютно правильно отражает суть предмета исследования.

 

Принятие в качестве предмета исследования понятия “философия и международное право” практически затушевывает саму, находящуюся в режиме анализа, материю. Перед нами обозначена задача рассмотреть постановочно новый академический феномен “философия международного права”, а не соотношение двух отдельно взятых наук: науки философии и науки международного права. Здесь уже имеется множество работ ученых, посвятивших свои исследования соотношению философии и международного права. Предметный научный интерес делает востребованным непосредствованное цитирование значительного участка из работы английского ученого. По результатам проведенного исследования Паунд дает такую, качественно показательную, картину соотношения философии и международного права в аспекте построения справедливого миропорядка: “Мы не будем агитировать его (юриста близкого будущего. Р.К.) в пользу судебного романса, построенного на космологическом романсе в рамках определенной метафизической системы. Но мы можем потребовать от него изучения юридической философии, которая включает в себя социальную философию, экономику, социологию, так же как современное право и политику. Это позволит международному праву охватить собой все, что имеется (позитивного. Р.К.) извне. Тем самым мы сможем осуществить функциональный критический анализ международного права в смысле достижения определенных социальных целей, а не в аспекте чисто аналитического критического анализа самого предмета. Таким образом, правопорядок будет рассматриваться в должном порядке не как условие, а именно как процесс”.

 

Как видим, согласно теоретической конструкции профессора Паунда международное право в аспекте соотношения с философией призвано выходить на достижение определенных социальных целей. Через соединение в себе социальной философии, экономики, социологии, современного права и политики международное право, обогащаясь и совершенствуясь с привнесением в себя всего позитивного извне, обретает черты длящегося процесса с ориентацией на выполнение комплекса социальных задач. Разумеется, никто не умаляет значимость международного права в аспекте достижения стоящих перед мировым сообществом социальных целей. Однако цели, на достижение которых призвано работать международное право, известны. Это цели Организации Объединенных Наций. И здесь все однозначно. Соответственно, говорить о каких-то четко не обозначенных и содержательно не раскрытых целях международного права представляется беспредметным с юридической точки зрения. Помимо недопустимости принятия аморфных по своей сути целей международного права, принципиально не приемлемо собирание в рамках международного права таких привходящих элементов, как социальная психология, экономика, социология, политика. Международное право это постановочно позитивное право, т.е. такое право, которое эффективно осуществляется государствами и обеспечивается в режиме действующих международных судебноарбитражных институтов. В этом смысле высказываются практически все юристы-международники как отечественные, так и зарубежные. Среди отечественных юристов можно назвать имена таких видных ученых, как К.А. Бекяшев, А.Н. Вылегжанин, А.Я. Капустин, В.А. Карташкин, А.А. Ковалев, Ю.М. Колосов, И.И. Лукашук, В.И. Кузнецов, Г.И. Тункин, Е.Т. Усенко, Л.Н. Шестаков, В.М. Шуршалов. Наработанный опыт зарубежной науки международной юриспруденции в плане подтверждения позитивного характера международного права нашел отражение в работах таких признанных авторитетов, как Ш. Руссо, Л. Оппенгейм, X. Лаутерпахт, Б. Ченг, П. Рётер, Д. Фицморис, Ш. Розеин, Б. Конфорти, Л. Гросс, Л. Хенкин, Я. Синклер.

 

По факту констатации недопустимости признания приемлемыми доктринальных заявлений в пользу социально и политически ориентированного международного права с аморфными целями и при отсутствии в нем присущего ему позитивного существа (М.С. МакДугал, Паунд) остановим свое внимание на рассмотрении понятия “философия международного права” как предмета исследования. Философия международного права проявляет себя через обозначение значимости права при построении справедливого миропорядка.

 

Через установление сущностного содержания международного права и его концептуальной составляющей строгая юридическая логика выводит нас на определение места, роли и социальной значимости международного права в параметрах общемирового универсального пространства. Профессор С.В. Черниченко совершенно прав, когда представляет такое развернутое видение понятия “философия международного права”. Так, он в частности пишет: “Философию международного права можно было бы определить как систему опирающихся на данные конкретных наук взглядов (включая гипотезы) о месте и роли международного права в социальном бытии”. Действительно, через выявление с помощью точных (конкретных) наук места, роли, а заодно и значимости международного права в современном миропорядке можно обоснованно говорить о становлении академической новации в лице философии международного права. Таким образом, общим определением науки философии международного права по всем меркам объективного анализа выступает (выработанная с позиций признанных канонов науки философии науки права) система взглядов о месте, роли и значении международного права в рамках современного мирового порядка.

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика