Работодатель требует вернуть деньги после увольнения

Действующее трудовое законодательство не содержит нормы, которая давала бы непосредственное определение материальной ответственности стороны трудового договора. Указанные отношения регулируются разделом XI Трудового кодекса РФ, который состоит из трех глав: гл. устанавливает общие положения о материальной ответственности, гл. регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работодателя перед работником, гл. – отношения, проистекающие из материальной ответственности работника перед работодателем. Как показывает анализ положений ст. – Трудового кодекса РФ, отличительной чертой каждого из видов материальной ответственности, на основании которой законодатель объединил их в единую категорию трудоправовой ответственности, является ее реализация в форме возложения обязанности по возмещению ущерба, причиненного, как правило, по вине одной стороны трудовых отношений другой их стороне.

 

Из данного обстоятельства, в свою очередь, следуют такие свойства материальной ответственности, как имущественный характер и компенсаторная природа. При этом особую значимость для категории материальной ответственности имеют понятие ущерба и способ исчисления его величины, поскольку именно от того, каким образом они понимаются, зависят основание, размер и характер материальной ответственности. Согласимся с высказываемой в литературе позицией о том, что понятие ущерба по своей сути является идентичным понятию вреда. В этой связи ввиду того, что, как было отмечено, материальная ответственность в трудовом праве сводится к компенсации ущерба, понесенного потерпевшей стороной, вопрос о данном виде ответственности по существу сводится, во-первых, к вопросам о том виде вреда, который потерпевшая сторона может понести, а, во-вторых, к тем действиям, обязанность совершения которых может быть возложена на виновную сторону в целях возмещения причиненного вреда, т. е. к перечню способов возмещения вреда. Представляется очевидным, что в соответствии с воспринятой законодателем концепцией единства категории материальной ответственности стороны трудовых отношений и ее основанностью на единых принципах закрепления в рамках единого раздела Трудового кодекса РФ с выделением отдельной главы, посвященной общим положениям о материальной ответственности как о самостоятельном виде трудоправовой ответственности, действующее законодательство должно содержать общую норму о понятии ущерба, который подлежит возмещению в рамках материальной ответственности. Впоследствии такое понятие может конкретизироваться в зависимости от конкретного вида или условия наступления материальной ответственности, однако такая конкретизация не должна выходить за пределы общего понятия ущерба, сформулированного законодателем. Возможно, для судебной практики это не имело бы решающего значения, однако, с точки зрения теории трудового права, требований юридической техники и логики построения законодательного акта, наличие единого определения ущерба является необходимым условием дальнейшего эффективного развития трудового законодательства.

 

К сожалению, в настоящее время такое определение в Трудовом кодексе РФ, а также в иных законодательных актах отсутствует. Соответствующих разъяснений нет и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, и в иных актах официального толкования закона. Более того, дифференциация в законе видов материальной ответственности стороны трудовых отношений в зависимости от оснований такой ответственности сопровождается формулированием целого ряда подходов к пониманию подлежащего возмещению ущерба, которые достаточно сложно даже на теоретическом уровне объединить в единое внутренне непротиворечивое определение. В этой связи мы не можем не согласиться со справедливой позицией Ю.А. Кузнецова, который отмечает, что «понятие ущерба в трудовом праве не является универсальным. В различных нормах ТК РФ это понятие наполняется различным содержанием».

 

Отмеченное отсутствие единства подхода к пониманию категории ущерба проявляется в каждом из видов материальной ответственности, однако наибольшую актуальность данная проблема приобретает в случае материальной ответственности работодателя перед работником, поскольку именно этот вид материальной ответственности имеет своей основной задачей возмещение имущественного ущерба, причиненного более слабой и в связи с этим нуждающейся в усиленной правовой защите стороне трудового правоотношения. Так, из сформулированной законодателем конструкции ст. Трудового кодекса РФ следует, что в данном случае под ущербом понимается заработок, получить который работник был лишен возможности вследствие незаконного лишения его возможности трудиться со стороны работодателя.

 

Данная норма по своей природе имеет большое сходство с гражданско-правовой конструкцией упущенной выгоды в том виде, как она содержится в п. ст. Гражданского кодекса РФ, согласно которому под ней понимаются доходы, которые лицо, право которого нарушено (т. е. потерпевший), не получило, однако которые оно получило бы при обычных условиях гражданского оборота в случае, если бы его право не было нарушено. Несмотря на сходство, тем не менее, отметим, что мы не находим возможным отождествлять правовые категории материального ущерба, причиненного работодателем работнику в результате незаконного лишения его возможности трудиться, в смысле ст. Трудового кодекса РФ, и упущенной выгоды как института гражданского права. Подобное отождествление не носило бы объективного характера и привело бы к необоснованным выводам, поскольку если гражданское право рассчитано преимущественно на регулирование имущественных (и в существенно меньшей степени – личных неимущественных) отношений, то в рамках трудовых отношений любой институт приобретает более ярко выраженный личный характер. Представляется, что основное отличие в понимании ущерба в данном случае следует усматривать в природе неполученных денежных сумм.

 

В случае упущенной выгоды гражданское законодательство исходит из принципа равенства субъектов гражданского оборота и не выделяет неполученную вследствие нарушения права потерпевшего выгоду в какую бы то ни было особую по своей социальной значимости категорию. В свою очередь, заработная плата и иные платежи, получаемые работником в рамках трудовых отношений, представляют собой денежные выплаты, обладающие, согласно позиции законодателя, особой социальной значимостью, и, как закреплено в ст. Трудового кодекса РФ, особую функцию – обеспечение достойного существования работника и его семьи. Из данного обстоятельства непосредственно следует, что любое нарушение порядка, сроков выплаты заработной платы, а равно лишение работника без законных оснований возможности трудиться не просто причиняют работнику имущественный ущерб в виде невозможности пользоваться неполученными денежными средствами в течение определенного временного периода, но и посягают на его личные неимущественные права, в том числе на право на достойное существование его самого и членов его семьи. Изложенные обстоятельства представляются нам достаточными для обоснования невозможности отождествления конструкции ущерба, из которой исходит законодатель при формулировании диспозиции ст. Трудового кодекса РФ и которая описывает вред, причиненный работнику незаконным лишением его возможности трудиться, с упущенной выгодой.

 

Тем не менее, как указывалось нами ранее, какой-либо иной аналогичной нормы, более близкой по своей природе к анализируемой конструкции, действующее законодательство не предлагает. Иначе понимается ущерб в определении, предложенном законодателем в ст. Трудового кодекса РФ, которая устанавливает материальную ответственность работодателя за ущерб, причиненный имуществу работника. В данном случае под ущербом понимается уменьшение стоимости имущества, которое принадлежало или принадлежит работнику и которое было уничтожено, повреждено либо утратило часть своей стоимости вследствие наступления обстоятельств, за которые несет ответственность работодатель. Примечательно, что в данном случае законодатель устанавливает особый порядок определения размера ущерба, согласно которому не подлежит учету износ имущества. Обратим внимание на то обстоятельство, что аналогичный случай материальной ответственности работника перед работодателем предполагает иной подход к пониманию ущерба. Так, согласно ст. Трудового кодекса РФ при определении размера ущерба, причиненного работодателю работником, степень износа, поврежденного или утраченного имущества должна учитываться. Из аналогичных оснований исходит и п. Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю».

 

Таким образом, в данном случае под ущербом понимается стоимость уничтоженного или поврежденного имущества работника без учета износа. Другой подход к пониманию ущерба законодатель использует при формулировании конструкции ст. Трудового кодекса РФ, устанавливающей материальную ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы, а также иных выплат, которые в рамках трудовых отношений причитаются работнику. Как было отмечено ранее, ст. Трудового кодекса РФ относит заработную плату к платежам, обладающим особой правовой природой и призванным исполнять особую социальную функцию, в связи с чем они нуждаются в повышенной правовой защите. В данном случае ущерб представляет собой инфляционные потери, вызванные нарушением работодателем сроков выплаты заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями. Характерно, что в соответствии со ст. ТК РФ указанные инфляционные потери подлежат возмещению работодателем независимо от наличия или отсутствия его вины в задержке выплат и, следовательно, в возникновении данных потерь (т. е. ответственность носит безвиновный характер), что подвергается критике отдельными исследователями, однако является обоснованным и представляет собой одну из форм правовой защиты заработной платы от инфляционных рисков. Ввиду отмеченного нами ранее обстоятельства, что помимо имущественного компонента невыплата заработной платы в установленном размере и в установленные сроки посягает также и на неимущественные права работника, законодателем установлен повышенный уровень материальной ответственности за нарушение сроков выплаты причитающихся работнику сумм по сравнению с аналогичной нормой ст. Гражданского кодекса РФ. Говоря о понимании ущерба в виде морального вреда, причиненного работнику нарушением его трудовых прав посредством неправомерных действий либо бездействия работодателя, отметим, что в данном случае законодателем было допущено непосредственное заимствование из гражданского законодательства конструкции ущерба как морального вреда. Поскольку трудовое законодательство не содержит собственной конструкции морального вреда, его следует понимать в том смысле, в котором он установлен гражданским законодательством, т. е. как физические или нравственные страдания, причиненные гражданину.

 

Вместе с тем трудовое законодательство устанавливает некоторые особенности, касающиеся порядка возмещения, причиненного работнику морального вреда, по сравнению с гражданским правом. Так, в отличие от ст. Гражданского кодекса РФ, ставящей возмещение морального вреда в зависимость от судебного решения, ст. Трудового кодекса РФ допускает возмещение морального вреда, причиненного работником, по соглашению сторон, т. е. в договорном порядке. Вместе с тем представляется очевидным, что такого рода ущерб, всегда связанный с личностью работника и не имеющий прямого отношения к его имущественной сфере, может быть оценен в денежной форме лишь приблизительно, и что такая оценка в любом случае будет носить субъективный характер.

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика