Запретительные приказы в английском праве

Запретительные приказы в английском праве

Изначально деятельность Суда Канцлера была ориентирована на устранение пробелов в общем праве. Одним из средств для достижения этой цели являлся запретительный приказ Канцлера. Изданием этого приказа стороне по делу предписывалось воздержаться от определенных действий, либо наоборот, совершить определенные действия.

 

Требования такого приказа могли быть также адресованы третьим лицам. За неисполнение требований запретительного приказа виновный мог быть подвергнут штрафу либо заключен в тюрьму. Достаточно быстро после начала использования Канцлером в своей практике запретительных приказов он начал применять их для изъятия дел из производства судов общего права. Так как эти приказы были адресованы стороне по делу, а не самим судьям, канцлеры не считали, что они превышают свои полномочия. Но фактически этим они препятствовали работе судов общего права. Судебные запреты также распространялись на представителей сторон. В случае наруше ния запрета они также могли быть подвергнуты штрафу или заключению в тюрьму. Канцлер начал осуществлять судопроизводство от своего имени в XV веке, но первые примеры вмешательства в юрисдикцию судов общего права известны еще до этого момента. Одним из первых таких примеров было дело «CampynPynellv.

 

RichardUnderwood» 1396 г.  Истец, купец из Ломбардии, жаловался на то, что ответчиком было подано против него большое количество исков по общему праву. Суть жалоб ответчика заключалась в том, что истцом были похищены его жена и имущество. Все судебные процессы по этому делу были проиграны ответчиком, но причинили существенный убыток истцу ввиду большого количества судебных расходов. Ответчик снова собирался подать иск против истца на тех же основаниях, поэтому последний был вынужден обратиться в Суд Канцлера за выдачей запретительного приказа, чтобы ограничить возможность ответчика обращаться в суды общего права. Вмешательство Канцлера в подобных случаях было связано с невозможностью получения судебной защиты в судах общего права. Таким образом, использование Канцлером запретительных приказов было направлено на устранение недостатков общего права. Количество запретительных приказов, препятствующих работе судов общего права, начало увеличиваться к концу XV века. При этом судьи общего права, хотя и были недовольны предписаниями Канцлера, в целом относились к нему благосклонно. Также они сотрудничали с Канцелярией в предоставлении своих консультаций по некоторым делам. Связано это было с тем, что для устранения пробелов общего права иногда требовалось обратиться к наиболее сведущему в конкретном вопросе судье.

 

В некоторых случаях судьи сами советовали истцам обращаться к Канцлеру, если их жалобы были связаны с необходимостью применения «справедливого» правосудия. Но эти дружественные отношения изменились с течением времени. Напряженность в отношениях возникла с назначением на должность Канцлера кардинала Уолси (Wolsey, Канцлер в период 1515–1529 гг.). Им начали издаваться приказы после того, как решение по общему праву уже было вынесено. Таким образом, под предлогом необходимости устранения недостатков общего права Уолси фактически осуществлял пересмотр дел, тем самым ставя Суд Канцлера выше судов общего права. Проявляя подобную инициативу, кардинал изыскал для себя еще один источник дохода. Но впоследствии данное обстоятельство было отражено в одном из пунктов импичмента против него. Двадцатая статья обвинений против кардинала Уолси гласит: «Также Лорд Кардинал принимал к рассмотрению множество дел в Канцлерстве, после того как они были рассмотрены судами общего права, нарушая Ваши законы, защищая права одних и наказывая других за то, что они добросовестно исполняли решения судов общего права». Статья двадцать шестая гласит: «Также, когда дело должно было рассматриваться Вашими судами общего права, тот же Лорд Кардинал не только направлял запретительный приказ сторонам, но также отправлял Вашим судьям и прямо приказывал им отложить рассмотрение дела, тем самым призывая к очевидному нарушению Ваших законов». Известно, что к моменту постановки вопроса о его смещении с должности Кардинал владел дворцом, по роскошности не уступавшим королевскому.  В 1529 году Канцлером был назначен сэр Томас Мор. Во время нахождения его в должности Канцлера (1529–1532) отношения между двумя юрисдикциями улучшились, но разногласия не исчезли.

 

Суды общего права все еще были обеспокоены «своенравным» применением запретительных приказов Канцлером. Юристы общего права считали, что если Канцлер может выдавать запретительный приказ, приостанавливающий исполнение решения или рассмотрения дела по общему праву, его предписания могут иметь большую силу, чем предписания судов общего права. Данные опасения были небезосновательны, особенно в силу возможности пересмотра Канцлером дела, по которому уже было вынесено решение по общему праву. Но достигнуть компромисса с Томасом Мором не удалось. Он не искал для себя дополнительного дохода, в отличие от Уолси, кроме того, был очень идейным человеком, стремившимся к установлению идеалов «справедливости» в праве Англии. Вместе с тем, несмотря на несговорчивость Мора, авторитет общего права не упал. Канцлер не вмешивался в рассмотрение дел других судов и не занимался пересмотром дел без крайней необходимости. В XVI веке вмешательства Канцлера в юрисдикцию судов общего права продолжались.

 

Например, в деле «Swigo V. Hanbury» (1581–1582) истцу стало известно, что ответчик не сможет защищать свои интересы в суде ввиду того, что он покидает страну. Истец воспользовался этим и обратился в суд. В связи с этим Канцлер вмешался и запретил рассмотрение дела по общему праву. Использование судебных запретов Канцлером для прерывания рассмотрения дела по общему праву могло быть также связано с предъявленным иском, который преследовал цель помешать ответчику выступить с показаниями по другому делу. В деле «Coleston V. Gardner» 1574 г. было закреплено положение, что если кто-то совершал убийство пытавшегося присвоить себе имущество по решению Суда Канцлера, это не считалось преступлением. Позиция, которой придерживались судьи общего права, заключалась в том, что Канцлер не может своим распоряжением изолировать часть земли, что он может действовать только «inpersonam» (т. е. в отношении лица), а не «inrem» (т. е. в отношении вещи). Таким образом, совершение убийства с целью препятствия исполнению решения Канцлера приравнивалось к защите от преступного посягательства, например ограбления. Данное решение демонстрирует крайнюю враждебность к Канцлеру и даже фактическое отрицание легитимности решений его суда. В XVII веке основная причина споров между Канцером и судьями общего права – запретительные приказы – все еще не была решена, что приводило ко все большему обострению отношений между двумя юрисдикциями. Судья Кок был категорически против издания Канцлером запретительных приказов, препятствующих рассмотрению дел в судах общего права. Во время нахождения в должности Главного судьи Суда Королевской скамьи он объявил, что любой юрист, обратившийся за изданием такого приказа к Канцлеру, будет навсегда лишен права выступать в суде, который Кок возглавляет. Кроме того, в случае такой попытки получения запретительного приказа у Канцлера обращающийся мог быть привлечен к ответственности по общему праву. Например, в 1589 г. был выдвинут обвинительный акт на основании статута «Praemunir» против адвоката, который хотел получить запретительный приказ Канцлера на исполнение решения по общему праву. Но обвинительного заключения не было. Кок заявил также, что пересмотр вынесенных решений на основании общего права Судом Канцлера является незаконным.

 

На основании акта «Habeascorpus» он начал освобождать тех, кто был заключен в тюрьму за неисполнение запретительного приказа Канцлера о приостановлении рассмотрения дела в суде общего права. Следует отметить, что использование этого приказа было главным способом защиты судами общего права своей юрисдикции от вмешательства Канцлера. Вместе с тем он все еще мог наложить штраф, поэтому данная мера судов общего права по защите своей юрисдикции не всегда была эффективна. Непосредственная кульминация конфликта юрисдикций относится к началу XVII в. Кульминацией противоречия между судами общего права и Канцлерством традиционно принято считать дело графа Оксфорда. Оно касалось разрешения спора о земельном участке. Изначально это дело было рассмотрено Судом Королевской скамьи. Сторона, которая по итогам рассмотрения этого дела могла лишиться существенной собственности, обратилась в Суд Канцлера. В 1616 г. состоялось слушание дела графа Оксфорда, после которого Канцлер Эллисмер вынес решение в пользу истца, основываясь на требованиях справедливости. Вместе с тем правомерность такого решения являлась предметом споров между Коком и Эл лесмером. Очевидно, спор зашел в тупик, и поэтому Эллесмер обратился для его разрешения к королю, который, в свою очередь, передал его на рассмотрение специальной комиссии, в которую входил Ф. Бэкон, атторни-дженерал, являвшийся большим противником Кока.

 

Следует отметить, что Ф. Бэкон должен был занять место Канцлера после Эллесмера, что, вероятно, повлияло на его официальное мнение. Задачей комиссии было ответить на два вопроса. Первый из них заключался в том, чтобы определить, имелись ли ранее прецеденты, когда защита по праву справедливости была предоставлена Канцлером после рассмотрения дела в суде общего права. Второй вопрос касался того, мог ли Канцлер вообще издавать запретительные приказы, препятствующие одной из сторон рассматривать дело в судах общего права. Также ставился вопрос о возможности применения статутов «Praemunire». Комиссией было установлено, что статуты «Praemunire» не применимы к Канцлеру. Также ей были найдены прецеденты, подтверждающие допустимость пересмотра дела в суде Канцлера после его рассмотрения в суде общего права. Король Яков I согласился с выводами комиссии. Он заключил, что Канцлер может предоставлять защиту по всем делам, где это требуется ввиду недостатков общего права. После этого Яковом установлено, что в случае коллизии норм права справедливости и норм общего права приоритет имеют первые. Данное правило закреплено только в Акте о Верховном суде 1681 г.. «Победа Канцлера была полной и окончательной».

 

Таким образом, использование Канцлером запретительных приказов являлось средством расширения им своей юрисдикции. Этому также способствовали недостатки в общем праве, устранению которых должно было способствовать право справедливости. Вместе с тем, как было показано выше, приостановка рассмотрения дел по общему праву, а также пересмотр дел, по которым уже было вынесено решение, могли быть вызваны не только стремлением к совершенствованию права королевства. Но в целом конкуренция между судами явилась стимулом для развития национального права.

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика