Как подать иск в европейский суд по правам человека. Самостоятельно, пошаговая инструкция, образец

Иск в Европейский суд по правам человека

Свяжительсь с нами для подготовки документов, подачи иска в суд и дальнейших действий. Мы соориентируема Вас по срокам, стоимости и ответим на все Ваши вопросы.

Анализ судебной практики международных и межгосударственных судебных органов позволяет сделать вывод о том, что любые процессуальные отношения между судом и другими участниками процесса начинаются с реализации права на судебную защиту.

 

Это право является основополагающим, абсолютным правом, поскольку касается основных прав личности.

 

Право человека на доступ к правосудию в международных и государственных судебных органах предполагает:

1) наличие минимума условий приемлемости обращений, выполнение которых обеспечивает каждому доступ к судебному учреждению, вне зависимости от существа спора в национальном законодательстве;

2) самостоятельное толкование и формулирование автономных понятий, которые расширяют возможности физических лиц в отношении судебной защиты своих прав и свобод и обусловливают единый подход к реализации права человека на судебную защиту в межгосударственном масштабе.


 

Последние новости Европейского суда по правам человека

Важно понимать:

Государственная дума 12 апреля 2017 года ратифицировала Протокол № 15 к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Этот документ был подписан в Страсбурге в сентябре 2016 года главой Минюста России.

Как сообщил на заседании Госдумы замминистра юстиции РФ, протокол закрепляет субсидиарную роль Европейского суда по правам человека по отношению к государственным правовым и судебным системам. Этот принцип означает, что защита прав человека лежит прежде всего на самих государствах, а не на ЕСПЧ. Государства свободны в выборе тех форм защиты прав человека, которые соответствуют национальным конституциям. Европейский суд не является четвертой инстанцией по отношению к национальным судам государств-членов Совета Европы. Жалоба в ЕСПЧ является вспомогательным, дополнительным средством защиты.

Юрисдикция Страсбургского суда строго ограничена и сводится лишь к надзору за выполнением государствами своих обязательств, вытекающих из Европейской конвенции о защите прав человека. ЕСПЧ не может подменять госорганы и государственные суды, равно как не может пересматривать и отменять решения национальных судов.
Кроме того, протокол сокращает срок подачи жалоб в Европейский суд с шести до четырех месяцев. Это должно снизить нагрузку на ЕСПЧ и ускорить вынесение решений о приемлемости или неприемлемости жалобы.

В настоящее время протокол уже ратифицировали 33 из 46 государств-членов Совета Европы.

Ранее опрошенные эксперты критически оценили эти нововведения. В частности, установление вспомогательной роли ЕСПЧ при решении вопроса в рамках национальной правовой системы. Это новшество заявлено как повышающее вариативность ввиду различий в правовых подходах. Однако по факту оно позволяет выполнять решения ЕСПЧ по собственному усмотрению.


 

Равноправный и эффективный доступ к правосудию, наряду с адекватным, реальным и быстрым возмещением понесенного ущерба, доступом к соответствующей информации о нарушениях прав и механизмах возмещения ущерба, является международным средством правовой защиты. Не допускаются какие-либо формы дискриминации при обеспечении доступа к правосудию. Несмотря на то, что доступ к правосудию прямо не упоминается в антидискриминационных директивах, можно предположить, что доступ к правосудию существует как самостоятельное право (без необходимости доказывать наличие дискриминации) в отношении реализации самих директив. В качестве примера обратимся к практике Европейского суда по правам человека по делу о дискриминации в доступе к правосудию. В деле «Молдован и другие заявители (Мoldovan and others) против Румынии (№ 2)» (жалобы № 41138/98, 64320/01) обжаловались продолжительность и результаты производства по делу в национальных судах, инициированного деревенскими жителями цыганского происхождения после того, как один из них был убит, а их дома разрушены. Европейским судом было установлено, что причинами чрезвычайных задержек было высокое число процедурных ошибок, и в совокупности с преобладающим дискриминационным отношением властей к заявителям-цыганам задержки были признаны нарушающими статью 6 в совокупности со статьей 14. Доступ к правосудию представляет собой «адекватное, эффективное и быстрое средство правовой защиты при грубых нарушениях международных норм в области прав человека или серьезных нарушениях международного гуманитарного права», оно «должно включать использование всех имеющихся и надлежащих международных процедур, в рамках которых заинтересованное лицо может иметь правосубъектность, и оно не должно ограничивать использование каких-либо других внутренних средств правовой защиты». Данные положения отражают суть рассматриваемого права: индивид должен обладать правом на международную судебную защиту, даже если оно не предусмотрено национальным законодательством. Обращение в суд в этом случае должно и может быть основано на нормах международного права.

 

Для обеспечения эффективного доступа к правосудию Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятая Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., рекомендует государствам «содействовать тому, чтобы судебные процедуры в большей степени отвечали потребностям человека путем: а) предоставления жертвам информации об их роли и об объеме, сроках проведения и ходе судебного разбирательства, о результатах рассмотрения их дел, особенно в случаях тяжких преступлений, а также в случаях, когда ими запрошена такая информация; б) обеспечения возможности изложения и рассмотрения мнений и пожеланий жертв на соответствующих этапах судебного разбирательства в тех случаях, когда затрагиваются их личные интересы, без ущерба для обвиняемых и согласно соответствующей национальной системе уголовного правосудия; в) предоставления надлежащей помощи жертвам на протяжении всего судебного разбирательства; г) принятия мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни в тех случаях, когда это необходимо, а также безопасности их семьи и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести; д) предотвращения неоправданных задержек при рассмотрении дел и выполнении постановлений или решений о предоставлении компенсации жертвам». Международный Суд ООН, рассматривая дело ЛаГранд (решение № 104 от 27 июня 2001 г. [7]), сделал чрезвычайно важный вывод о правах личности, установленных международными договорами. Суть предъявленных Германией к США требований сводилась к следующему: братья ЛаГранд, граждане Германии, были приговорены к смертной казни в Аризоне за совершение ряда тяжких преступлений. Германия узнала об обстоятельствах дела только восемь лет спустя, хотя согласно Венской конвенции о консульских сношениях 1961 года власти США должны были известить Германию об этом деле во время ареста с целью получения юридической помощи от германского консульства.

 

Попытки Германии поднять вопрос о несоблюдении конвенции не увенчались успехом. США сослались на доктрину «procedural default» – «нарушение сроков процессуальных действий». В итоге первый из ЛаГрандов был казнен в 1999 году, а за день до казни второго брата Германия, исчерпав все попытки урегулирования вопроса по дипломатическим каналам, возбудила в Международном Суде ООН дело о несоблюдении США Венской конвенции о консульских сношениях. Решение Международного Суда ООН по данному делу затронуло достаточно широкий ряд вопросов. Международный Суд ООН дал оценку правам физических лиц по международным договорам, в частности, отметив, что Венская конвенция о консульских сношениях устанавливает не только права государств, но и права физических лиц. В частности, в п. 74 своего решения Международный Суд ООН отметил, что п. 1 ст. 36 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года содержит взаимосвязанные права государства и гражданина, облегчающие выполнение консульских функций: «В целях облегчения выполнения консульских функций в отношении граждан представляемого государства: a) консульские должностные лица могут свободно сноситься с гражданами представляемого государства и иметь доступ к ним. Граждане представляемого государства имеют такую же свободу в том, что касается сношений с консульскими должностными лицами представляемого государства и доступа к ним; б) компетентные органы государства пребывания должны безотлагательно уведомлять консульское учреждение представляемого государства о том, что в пределах его консульского округа какой-либо гражданин этого государства арестован, заключен в тюрьму или взят под стражу в ожидании судебного разбирательства или же задержан в каком-либо ином порядке, если этот гражданин этого потребует. Все сообщения, адресуемые этому консульскому учреждению лицом, находящимся под арестом, в тюрьме, под стражей или задержанным, также безотлагательно передаются этими органами консульскому учреждению.

 

Указанные органы должны безотлагательно сообщать этому лицу о правах, которые оно имеет согласно настоящему подпункту». США, не выполнив данные требования, нарушили не только права Германии, но и права Карла и Уолтера ЛаГрандов. «Ясность этих условий (п. 1 ст. 36 Конвенции), рассматриваемых в данном контексте, не допускает сомнений. Суд считает, что п. 1 статьи 36 создает индивидуальные права, которые... были нарушены в существующем случае». Таким образом, Международный Суд ООН установил, что определенными международными договорами между государствами создаются не только права и обязанности для последних, но и индивидуальные права частных физических лиц. Обращение в суд лица (группы лиц, населения определенной территории и т. д.), чьи права и законные интересы нарушены, как непосредственно, так и через представителей, запускает международно-правовую процедуру судебной защиты.

 

Суд не вправе по собственной инициативе инициировать защиту чьих-то прав. Он может только принять волеизъявление лица (лиц). Начатая по инициативе одной из сторон процедура рассмотрения конфликта на основе реализации права на защиту приобретает направление, форму и содержание. Право на доступ к правосудию в международном праве может иметь не только непосредственный, но и опосредованный характер. Например, в межамериканской системе индивиды и неправительственные организации не обладают правом направлять свои жалобы непосредственно в Межамериканский суд по правам человека, на практике возможны три случая, когда индивид может получить косвенный доступ в Межамериканский суд по правам человека: процедура обращения в Межамериканскую комиссию заканчивается передачей дела в Межамериканский суд по правам человека; индивид вправе обратиться к любому государству – участнику Конвенции с просьбой передать дело в Межамериканский суд по правам человека; индивид обращается в Комиссию, на рассмотрении которой находится его жалоба, с просьбой запросить у Межамериканского суда по правам человека принятия временных охранительных мер по данному делу.

 

Подобный косвенный доступ в суд является затруднительным для индивида, поскольку обязывает его обращаться в Межамериканскую комиссию по правам человека или к государствам-участникам для передачи дела в Межамериканский суд. В то же время индивиды тех государств, которые не признали обязательную юрисдикцию Межамериканского суда, не имеют даже косвенного доступа в Суд. Поэтому фактически единственным субъектом, который может привлечь государство к ответственности за нарушение прав человека в межамериканской системе, является Межамериканская комиссия по правам человека. Индивид также имеет возможность получить косвенный доступ к осуществлению Межамериканским судом по правам человека консультативной юрисдикции в двух случаях: при рассмотрении его жалобы в Межамериканской комиссии посредством помощи Комиссии; в любом другом случае он вправе обратиться за помощью в Комиссию, иной орган ОАГ, к любому государству – участнику ОАГ, чтобы они обратились в Межамериканский суд по правам человека с запросом о вынесении консультативного заключения.

 

В последнее время доступ индивидов в рассматриваемый суд значительно облегчился. В соответствии с первыми Правилами процедуры Суда индивиды вообще не имели права участвовать в рассмотрении дела Судом после передачи ему дела Комиссией. Правила Процедуры Суда 1996 г. предусмотрели возможность для индивидов представлять свои аргументы на стадии принятия Судом решения по вопросу возмещения. Правила Процедуры Суда 2000 г. предоставили возможность жертве или ее представителю участвовать в устной процедуре Суда; до этого времени адвокаты заявителя часто участвовали в заседании Суда под видом представителей Комиссии, поскольку ст. 22 Правил процедуры Суда 1996 г. предоставляла право Комиссии иметь в качестве представителей на заседаниях Суда любых лиц по ее выбору; с этого времени данная практика нашла отражение в новых Правилах. Это новшество является значительным шагом вперед, к дальнейшему развитию прав человека в целом и обеспечению индивиду полноценного участия в судебной процедуре межгосударственного судебного органа. Таким образом, можно утверждать, что в настоящее время осталось лишь одно ограничение, которое сдерживает полноценное участие индивидов в процедуре Межамериканского суда, – это отсутствие возможности у самих индивидов передавать дело в Межамериканский суд. Однако представляется, что это ограничение будет снято, и индивиды получат прямой доступ в Межамериканский суд, подобно Европейскому суду. В межамериканской системе любые лица вправе обратиться с жалобой в контрольные органы, независимо от того, являются ли их собственные интересы нарушенными, и имеют ли они собственный интерес в деле, в отличие от европейской системы по защите прав человека, где обратиться с жалобой в Суд вправе лишь жертвы нарушения. Это связано со спецификой рассматриваемых Межамериканским судом дел, большинство из которых ранее составляли дела о насильственных исчезновениях людей, и в этом случае сами жертвы вряд ли смогли бы защитить свои права.

 

Поэтому данное положение позволило защитить нарушенные интересы многочисленных жертв в регионе. Американская конвенция также предоставляет право любой неправительственной организации, официально зарегистрированной в одном или нескольких государствах – членах ОАГ, даже из числа тех, которые не ратифицировали Американскую конвенцию и не признали юрисдикцию Межамериканского суда, обратиться с жалобой о нарушении прав индивида в Межамериканскую комиссию (ст. 44). В работе Суда часто участвовали такие всемирно известные неправительственные организации, как Amnesty International и America’s Watch, зарегистрированные в США и Канаде соответственно. Африканская система защиты прав человека отражает политическую реальность континента, а также исторические традиции африканских народов и ценности африканской цивилизации. Право обращения имеют не только граждане, но и международные организации и государстваучастники. На данный момент система имеет потенциал развития на основании принимаемых и ратифицированных государствами – участниками протоколов к Хартии.

 

На основе анализа деятельности международных и межгосударственных судов в праве на доступ к правосудию можно выделить следующие элементы: 1) право пользоваться международной судебной защитой (непосредственное, опосредованное), равно как добровольно отказаться от нее, если это допустимо; 2) право требовать от любого иного лица, в том числе от государственных органов (должностных лиц), не чинить препятствий в пользовании данным правом; 3) право обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц), когда реализация права практически невозможна без их активных действий; 4) право обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц) за защитой, когда то или иное частное лицо или другой государственный орган (должностное лицо) чинят препятствия в пользовании рассматриваемым правом либо другой государственный орган отказывается совершить активные действия, без которых пользование правом становится невозможным. Национальные органы власти не должны оказывать никакого давления на заявителя, которое было бы направлено на отказ от жалобы или на изменение её содержания.

 

Европейский суд считает, что давление может принимать форму как прямого принуждения и откровенных актов запугивания состоявшихся или потенциальных заявителей, членов их семей или юридических представителей, так и косвенного воздействия в виде непрямых неуместных контактов (Mamatkoulov и Askarov против Турции, § 102). Европейский суд обращает особое внимание на состояние уязвимости подающего жалобу лица, а также риск возможного воздействия на него со стороны органов власти (Iambor против Румынии (№ 1), § 212). Заявитель может находиться в особенно незащищённой ситуации, например во время содержания под стражей, когда его контакты с семьёй и внешним миром ограничены (Cotlet против Румынии, § 71). К недопустимым способам воздействия на лицо, обращающееся в суд, ограничивающим его право на судебную защиту, относятся: – допросы, проводимые органами на предмет подачи жалобы (Akdivar и другие против Турции, § 105; Tanrikulu против Турции, § 131); – угрозы возбудить уголовное дело против адвоката заявителя (Kurt против Турции, § 159–165) или жалоба органов власти на адвоката в ходе внутренних разбирательств (McShane против Соединённого Королевства, § 151); – принуждение полицией адвоката и переводчика к даче объяснений по поводу требования о справедливой компенсации (Fedotova против России, § 49–51); – запрет на встречу заявителя со своим адвокатом и врачом (Boicenco против Молдовы, § 158– 159); – несоблюдение конфиденциальности бесед заявителя с адвокатом в переговорном помещении (Oferta Plus SRL против Молдовы, § 156); – угрозы со стороны администрации исправительного учреждения (Petra против Румынии, § 44); – отказ администрации исправительного учреждения отправить жалобу в Суд по причине неисчерпания внутренних средств правовой защиты (Nourmagomedov против России, § 61); – оказание давления на свидетеля в деле по поводу условий содержания под стражей (Novinski против России, § 119 и далее); – замечания с целью запугивания со стороны руководства тюрьмы, длительное непредоставление канцелярских принадлежностей для переписки с Судом, а также необходимых копий документов для отправки в Суд (Gagiu против Румынии, § 94 и далее); – отказ органов предоставить находящемуся под стражей заявителю копии документов, необходимых для подачи жалобы в Суд (Naydyon против Украины, § 68).

 

Указанные примеры из прецедентной практики Европейского суда по правам человека свидетельствуют о наличии определенных процессуальных гарантий, направленных на недопущение и пресечение попыток ограничить право лица на обращение в Европейский суд. Эффективность любой международной правовой системы по защите прав человека зависит главным образом от степени доступа индивидов в суд, поэтому вопрос о возможности участия индивида в работе международных и межгосударственных судов является важным. В то же время в международных системах по защите прав человека существуют значительные ограничения на доступ индивидов к защитным механизмам системы.

 

Доступ к правосудию является абсолютным правом гражданина, и его реализация связана с определенными пределами общего и индивидуального характера. Пределы доступа к международному правосудию общего характера определяются юрисдикцией международных и межгосударственных судебных органов. Пределы реализации общего характера касаются юрисдикции международных и межгосударственных судебных органов. Юрисдикция позволяет реализовать право на судебную защиту путем обращения в компетентный судебный орган, который правомочен рассматривать данное дело. Традиционно международную юрисдикцию характеризуют как подсудность определенных категорий дел международным органам. Международная юрисдикция является исключением из общего принципа юрисдикции государства, то есть определенным ограничением его суверенитета. Поэтому для подчинения юрисдикции какого-либо международного органа требуется явно выраженное согласие соответствующего государства.

 

Международная юрисдикция – «запасной инструмент» в борьбе против безнаказанности, который может быть применен лишь там, где «система правосудия страны, в которой было совершено нарушение, неспособна или не склонна» наказать преступника. Этот принцип, известный как субсидиарность (subsidiarity, дополняемость), подразумевает, что государство, на территории которого совершено международное преступление, имеет приоритет в осуществлении по нему своей юрисдикции. В соответствии с данным принципом международная юрисдикция может быть в той или иной форме осуществлена в отношении международного преступления только в одном из следующих случаев: – государство, которое обладает в его отношении юрисдикцией, не желает или неспособно вести расследование или возбудить уголовное преследование должным образом; – национальный суд государства, которое обладает в его отношении юрисдикцией, вынес в отношении такого преступления решение, целью которого было оградить лицо от уголовной ответственности; – государство, которое обладает в его отношении юрисдикцией, допустило необоснованную задержку с проведением судебного разбирательства, которая в сложившихся обстоятельствах несовместима с намерением предать соответствующее лицо правосудию; – судебное разбирательство в национальном суде государства, которое обладает в его отношении юрисдикцией, не проводилось или не проводится независимо и беспристрастно, и порядок, в котором оно проводилось или проводится, в сложившихся обстоятельствах является несовместимым с намерением предать соответствующее лицо правосудию.

 

Эти условия, закрепленные в уставах Специальных международных трибуналов ООН и Римском статуте Международного уголовного суда, являются основанием для повторного рассмотрения данными судами дел, уже рассмотренных судами государств, и в настоящее время могут считаться общепринятыми. По сути они являются набором ограничений, которые призваны сохранить баланс между государственным суверенитетом и интересом мирового сообщества в пресечении и наказании преступлений, являющихся угрозой для мира и международного правопорядка. Данные ограничения связывают как международные суды, так и государства, применяющие в своей судебной практике принцип универсальности. Индивидуальные пределы доступа к правосудию в международном праве оценивают каждое обращение в суд на основе критериев его приемлемости.

 

Такие критерии являются гарантией исключения злоупотребления правом со стороны носителя данного права. Показательным примером является практика Европейского суда по правам человека. Для исключения возможности злоупотребления правом на обращение в Европейский суд устанавливаются определенные ограничения на подачу жалобы. Понятие «злоупотребление» из статьи 35 § 3a Конвенции необходимо определить следующим образом. Речь идёт о ситуации, когда управомоченное лицо при реализации своего права грубо выходит за рамки дозволенного. Отсюда видно: злоупотребление есть любое поведение заявителя, явно несоответствующее назначению гарантированного Конвенцией права на обращение, нарушающее установленный порядок работы Европейского суда или затрудняющее надлежащее протекание разбирательств в Европейском суде (Miroļubovs и другие против Латвии, § 62 и 65). Согласно тексту статьи 35 § 3а в случае констатации злоупотребления жалоба объявляется неприемлемой, а не исключается из списка подлежащих рассмотрению дел. Европейский суд подчёркивал, что отклонение жалобы по причине злоупотребления правом на её подачу является мерой исключительной (Miroļubovs и другие против Латвии, § 62). Случаи, когда Европейский суд устанавливал наличие злоупотребления правом на подачу жалобы, можно разделить на пять типичных категорий: дезинформация Европейского суда; использование оскорбительной лексики; нарушение обязанности хранить конфиденциальность по вопросу мирового соглашения; подача жалобы без каких-либо серьёзных оснований или с сутяжническими намерениями; а также все иные случаи, исчерпывающего списка которых не существует.

 

Таким образом, право на обращение в суд как неотъемлемая составляющая права на судебную защиту включает право на подачу жалобы, заявления или любого другого обращения в установленной форме и корреспондирующую обязанность суда принять эту жалобу. Однако принятие жалобы не означает обязанность суда во всех случаях рассмотреть ее по существу.

 

Суд определяет, есть ли основания и препятствия для ее рассмотрения. На основании анализа содержания права на доступ к правосудию его можно определить как гарантированную международно-правовыми актами возможность обращаться в международный судебный орган за защитой прав и законных интересов. Международное право, определяя право на доступ к правосудию в качестве универсального права, тем не менее, устанавливает определенные ограничения общего (например, международная юрисдикция) и индивидуального (например, критерии приемлемости жалобы) характера при обращении за международной судебной защитой. Следовательно, основное значение имеют два основных аспекта: во-первых, требования, предъявляемые к заявлениям (жалобам), – так называемые «условия приемлемости»; во-вторых, перечень оснований, с которыми возможно обращение за судебной защитой в международные и межгосударственные органы.

Комментарии(0)

Оставить комментарий

Сообщение должно содержать, хотя-бы, 5 символов

Посещаемость:

Яндекс.Метрика