Неправильный диагноз - ответственность врачей

Всех врачей можно разделить на две большие группы: платные и бесплатные. Платные врачи по статистике совершают больше ошибок, а бесплатные не всегда уделяют достаточно внимания своим пациентам.

 

Случаются ошибки врачей и последствия могут быть весьма плачевны. Не поленитесь обратиться в суд - Вам понадобятся деньги на лечение и исправление врачебных ошибок!

 

Вы можете самостоятельно изучить статью, законодательство и попробовать подать иск в суд или просто обратитесь к нам, мы все сделаем сами, а Вы сможете посвятить ценное время себе и своему здоровью.

По статистике в 99% случаев суд взыскиевает расходы на юриста.

Итак, давайте разбираться!

 

Начинать надо со сбора документов, которые у Вас имеются: договор, чек, свидетельсткие показания, жалобы на результат.

 

Внимание! Даже при отсутствии документов, законодательство на Вашей стороне!

 

Может ли ошибочный анализ изменить жизнь человека настолько, что он потеряет семью, станет изгоем у соседей и отправится в суд требовать за все страдания миллион рублей? Да, может. Но кто при этом должен взвалить на себя бремя доказательств вины медиков? Это растолковал Верховный суд, когда пересматривал гражданское дело против областных врачей, фактически сломавших человеку жизнь.

 

Эта жуткая по последствиям, но совершенно банальная трагедия случилась в Липецке. Там зимой в городскую больницу попал местный житель с диагнозом пневмония. Как и положено, в таких случаях у больного взяли кровь на анализ. Кровь в таких случаях проверяют на все, в том числе и на ВИЧ.

 

Но занимал место в палате на больничной койке гражданин всего сутки. На следующий день после взятия анализа мужчину вдруг резко и без объяснения причин выписали домой и попросили покинуть медицинское учреждение.

 

Больной сам добрался до квартиры, где в тот же день из телефонного звонка сотрудника Липецкого центра по борьбе со СПИДом узнал, что у него плохой анализ крови. По-научному - у него выявлена положительная реакция на ВИЧ.

 

От гражданина потребовали лично явиться в областной СПИД-центр. Там мужчине объяснили, что он болен, причем давно - больше года. А еще сказали, что он ставит под угрозу жизнь близких. Поэтому они, медики, уже взяли на себя труд оповестить о его опасной болезни самого близкого человека - его жену. А еще у нового пациента СПИД-центра взяли дополнительный анализ крови. Этот анализ показал, что гражданин совершенно здоров и СПИДа у него нет, и никогда не было.

 

Но было уже поздно. К этому моменту семейные отношения стали ухудшаться на глазах и закончились тем, что супруга собрала вещи и ушла. С уходом жены проблемы не закончились. Несмотря на то, что результаты второго анализа были уже известны, домой к мужчине в его отсутствие явились сотрудники СПИД-центра.

 

Дверь квартиры медикам открыл отец несчастного. Сотрудники СПИД-центра объявили пожилому человеку, что явились проконтролировать состояние больного ВИЧ, который проживает в этой квартире. Примечательно, что этот неприятный разговор с отцом визитеры из СПИД-центра вели на лестничной площадке, так что свидетелями такой беседы стали соседи.

 

Жертва ошибочного анализа, намаявшись, обратилась в суд. Свои моральные страдания, порушенную семейную жизнь и вконец испорченные отношения с соседями мужчина оценил в один миллион рублей.

 

Но в местных судах он понимания не нашел. Судьи посчитали ошибку с анализом мелкой и не стоящей никаких денег. Обжалуя решения местных судов, гражданин дошел до Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Там дело о страшном анализе перечитали, и заявили, что они не согласны с принятым решением.

 

Выяснилось, что местные суды точно установили следующее: у больного пневмонией гражданина при госпитализации взяли анализ крови и, как требует установленный порядок, отправили на проверку ВИЧ в СПИД-центр. На контейнере с кровью были написана фамилия истца. Смертельную болезнь в этом анализе нашли. Позже сделали повторный анализ, который оказался чистым от СПИДа. А еще выяснилось, что в то же время, когда наш герой попал к медикам с пневмонией, в горбольницу поступил еще один пациент. Он точно был больной ВИЧ. И у него так же взяли кровь, но до СПИД-центра по непонятной причине контейнер с кровью этого человека «не доехал».

 

Суд точно установил - ошибочный результат анализа наш герой получил не в результате неправильного тестирования, а потому, что в центр пришел контейнер с кровью действительно больного человека, но маркированный его фамилией.

 

Был специальный пленум Верховного суда (N1 от 26 января 2016 года). Там четко сказано - презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия вины должны представлять сами ответчики.

 

Областной суд, когда рассматривал это дело, сделал вывод, что вина врачей не доказана. Ни сотрудники больницы, ни врачи СПИД-центра не совершали «неправильных или некомпетентных действий», которые привели к ошибочному диагнозу. По мнению Верховного суда, местный суд, «нарушив нормы материального права», необоснованно возложил обязанность доказывания вины врачей на самого пациента. Хотя в Гражданском кодексе (статья 1064) сказано, что именно на ответчиков - врачей больницы или СПИД-центра должна быть возложена обязанность представить доказательства того, что они не виновны в том, что контейнер с зараженной кровью был подписан фамилией человека, не болевшего ВИЧ.

 

Дело несчастного пациента Верховный суд велел пересмотреть. Определение Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 77-КГ16-3.

Что делать если врачи не могут поставить диагноз куда обратиться

Основные тезисы:

  • зафиксируйте время и даты обращения к врачам с их ФИО и должностью
  • запишите сданные анализы и полученные (приобретенные) препараты
  • напишите жалобу в свободной форме на имя главного врача учреждения, укажите свой телефон
  • оставьте себе копию жалобы с отметкой о принятии
  • если проблема не устранилась, обратитесь к нам и мы организуем дальнейшие действия

 

Всеми признается, что, несмотря на успехи медицины, безошибочная работа врачей является невозможной, поэтому чрезвычайно важна проблема выработки взвешенного подхода к правовому регулированию медицинской деятельности и определению однозначного подхода относительно юридической квалификации ошибочных действий врачей.

 

Необходимо для начала определить, что под медицинским работником понимается любой человек (т.е. наемный штатный работник лечебного учреждения, студент, подрядчик, клиницист с собственной частной практикой), который контактирует с больными, их кровью или другими жидкими тканями в лечебных учреждениях или клинических лабораториях. Кроме того, существует понятие «врач-специалист», которое по своему содержанию уже, чем понятие «медицинский работник». Врач специалист должен быть подготовлен для самостоятельной профессиональной деятельности и выполнения основных функций: организационной, диагностической, консультативной, лечебной и профилактической.  

 

Врачебная ошибка считается наиболее противоречивым явлением правового осмысления медицинской практики, существенным значением которого является вопрос об ответственности врача при совершении им ошибки. Анализ дефектов оказания медицинской помощи был проведен Г. Бобковой-Басовой еще в 1939 г.

 

Автор приводит примеры, связанные с оставлением инородного тела в организме больного во время операции, с неквалифицированным определением дозы лекарства или неправильно выбранной тактикой лечения.  Современное общество диктует и современные тенденции развития медицины, например стремительно развивается частная медицина, особенно такие ее отрасли, как стоматология, пластическая хирургия, наркология. Как отмечает И.М. Тяжкова, «...проблема ответственности медицинских работников за нарушение ими профессиональных обязанностей не раз поднималась в печати, однако так и не нашла своего четкого и последовательного разрешения в законодательстве и практике, несмотря на то, что ошибки, допущенные медиками, и особенно злоупотребления при осуществлении ими своих профессиональных обязанностей могут привести к чрезвычайно тяжелым последствиям и невосполнимым потерям».

 

Именно поэтому новым смыслом и особой значимостью наполняются термины «ятрогения», «врачебная ошибка», «несчастный случай», «неблагоприятный исход». Проблема ятрогений («вторых болезней») является на протяжении многих лет сложной не только в медицинском, но и в правовом плане. Существует немало значительно отличающихся друг от друга определений и классификаций ятрогений. В ряде монографий и руководств встречается определение их как заболеваний, порожденных неправильным, неосторожным высказыванием врача либо невнимательным и бестактным его поведением по отношению к больному.

 

Подобное определение неоправданно суживает круг этих состояний. По мнению некоторых клиницистов, обсуждаемое понятие должно охватывать более широкий круг патологических изменений: неумышленные и зачастую неизбежные осложнения, возникшие вследствие общения с пациентом, воздействия на него или в результате бездействия медицинского персонала при профилактических, диагностических и лечебных мероприятиях. Более обоснованным, четким и соответствующим медицинской практике представляется определение В.В. Некачалова, обозначившего ятрогении как заболевания, патологические процессы, состояния, необычные реакции, возникновение которых однозначно обусловлено медицинским воздействием в ходе обследования, лечения, выполнения диагностических или профилактических процедур.

 

Отражая новые тенденции, связанные со страховой медициной, Ф.А. Айзенштейн предлагает такое определение: ятрогении – непреднамеренное нанесение вреда здоровью человека, сопряженное с проведением диагностических, лечебных, профилактических мероприятий. Часто трудно, но необходимо выяснить, что в данном случае имело место: преступление или несчастный случай. Анализ юридической литературы показал, что наиболее часто авторы обращаются к понятию «врачебная ошибка». Ежегодно количество случаев, в которых ненадлежащим качеством медицинской помощи причиняется вред жизни и здоровью граждан, только в условиях стационарной помощи более высокой по качеству, чем амбулаторная, составляет около 150 000.

 

Количество жертв лекарственной терапии в три раза превышает число ежегодно погибающих в автомобильных катастрофах. В научной литературе имеется множество подходов к объяснению сущности (определения) врачебной ошибки. Всякого рода погрешности встречаются в деятельности специалистов различных профессий, но ни в одной сфере человеческой деятельности ошибки не влекут за собой столь тяжких последствий, как в области практической медицины, поскольку медицина воздействует на человеческий организм, который, как известно, является чрезвычайно хрупким и не терпит невнимательного и небрежного в себе отношения.  По словам Ю.Д. Сергеева, в медицинской литературе содержится не менее шестидесяти пяти промежуточных определений, понятий, описывающих врачебную ошибку.

 

Одно из первых определений врачебной ошибки в советский период было сформулировано известным патологоанатомом И.В. Давыдовским: «Врачебная ошибка – это добровольное заблуждение врача, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и методов ее исследования, либо вызванное особенностями течения заболевания определенного больного, либо объясняемое недостатками знаний, опыта врача». А.П. Громов и И.Ф. Огарков сходятся во мнении, что в основе врачебной ошибки лежит добросовестное заблуждение врача.  

 

В упрощенном варианте врачебные ошибки делятся на следующие группы: диагностические – нераспознанный или ошибочный диагноз; тактические – неправильная тактика лечения, неправильные показания к операции; технические – неправильное использование медицинской техники, применение необоснованных медицинских средств, неправильная дозировка препаратов; ошибки деонтологического плана. Анализ врачебных ошибок показывает, что молодые врачи часто ошибаются из-за отсутствия опыта, а более опытные – из-за переоценки своих знаний, своего опыта. Каждый медицинский работник обязан в полном объеме обладать всеми необходимыми знаниями, соответствующими его профессиональной деятельности, которые определяются состоянием медицинской науки на современном этапе и соответствующими квалификационными требованиями, утвержденными министерством здравоохранения России.

 

При этом дипломированный специалист не может ссылаться на отсутствие тех или иных теоретических знаний, информации. Следовательно, врачебная ошибка, вызванная отсутствием необходимых теоретических знаний, должна быть уголовно наказуема. В настоящее время понятие «врачебная ошибка» является составляющим другого понятия, более сложного и проблемного – «дефекты оказания медицинской помощи». По мнению В.В. Томилина и Ю.И. Соседко, основными причинами дефектов оказания медицинской помощи являются «недостаточная квалификация медицинских работников, отсутствие необходимой материально-технической базы и несоблюдение в ряде случаев санитарно-гигиенических норм. К одной из причин, по-видимому, следует отнести и неполноценный контроль со стороны органов управления здравоохранением и других служб.

 

Основой всех дефектов оказания медицинской помощи является невыполнение или некачественное выполнение своих профессиональных обязанностей врачами.  Как справедливо отмечают В.В. Томилин и Ю.И. Соседко, «определение тяжести вреда здоровью, причиняемого ДМП, еще не получило широкого распространения при производстве комиссионных экспертиз».

 

В связи с этим на практике возникают затруднения при квалификации вреда здоровью, причиненного действиями медицинских работников. Наиболее часто в таких случаях применяется ч. 2 ст. 293 УК РФ. Применение ч. 2 ст. 293 УК РФ в данном случае не оправдано. Во-первых, основным объектом в данном случае является не здоровье потерпевшего, а общественные отношения в области охраны основ государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Во-вторых, предусмотрен специальный субъект – должностное лицо. Медицинский работник, осуществляющий лечебно-диагностическую функцию, должностным лицом не является ни при каких обстоятельствах. Следовательно, содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 118 УК РФ. Следует отметить существенную разницу в санкциях ч. 2 ст. 293 и ч. 2 ст. 118 УК РФ. По сути, эти два состава различаются только по объекту и субъекту преступления. Кроме того, нарушен принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) и санкция ч. 2 ст. 118 УК РФ не соответствует тяжести совершенного деяния.  

 

В том случае, если в результате некачественного оказания медицинской помощи был причинен вред здоровью средней тяжести или легкой, лицо, не подлежит уголовной ответственности. Полагаю, что это является серьезным упущением законодателя, поскольку если первоначально медицинский работник причинит легкий вред здоровью, то, в последующем осознавая свою безнаказанность, он может причинить и тяжкий вред здоровью пациента. Необходимо разработать и ввести в уголовное законодательство ст. 118.1 «Причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью по неосторожности вследствие некачественного оказания медицинской помощи». При привлечении лица к уголовной ответственности за причинение смерти человеку по неосторожности в результате нарушения профессиональных обязанностей должно быть установлено, что данное лицо знало эти обязанности и было предупреждено об опасности их нарушения.

 

Наличия диплома или свидетельства по специальности для наступления уголовной ответственности при работе с источником повышенной опасности недостаточно. Если не установлено, что лицо знало свои профессиональные обязанности, ответственность должна наступать для руководителей такого лица.    Из этого следует, что профессиональную ошибку медицинского работника следует отличать от ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей. При совершении профессиональной ошибки медицинский работник добросовестно надлежащим образом исполняет свои профессиональные обязанности. Поэтому его ошибочные действия (бездействие) не содержат признака противоправности. В ст. 58 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан установлено: «Лечащий врач несет ответственность за недобросовестное выполнение своих профессиональных обязанностей в соответствии с законодательством РФ, республик в составе Российской Федерации». В правовом аспекте добросовестно действует субъект, проявляющий ту степень заботливости и осмотрительности, какая от него требуется по характеру выполняемой деятельности, в частности при исполнении профессиональных обязанностей.

 

Еще одна проблема: как квалифицировать деяние, если наступившие последствия не указаны ни в одном ведомственном акте, например при ненадлежащем выполнении хирургической операции пациент заражен вирусным гепатитом С. Данное заболевание является хроническим, медленно прогрессирующим и заканчивается смертью через 10–20 лет. Вред, причиненный здоровью в этом случае, не относится ни к тяжкому, ни к средней или легкой тяжести (анатомо-патологический и экономический критерии оценки тяжести вреда здоровью, «Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» № 1208 от 11 декабря 1978 г. не содержат описания данного заболевания).  Таким образом, преступления медицинских работников против жизни и здоровья – это общественно опасные, уголовно-противоправные деяния, совершаемые умышленно или по неосторожности медицинскими работниками при исполнении своих профессиональных обязанностей и (или) вопреки своему профессиональному долгу, которые влекут за собой причинение вреда здоровью или смерть пациента или создают опасность наступления этих последствий.  

 

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что для решения обозначенных проблем необходимо прежде всего поэтапное реформирование принципов государственной политики в отношении защиты права человека на здоровье, которое должно найти свое отражение в уголовном законодательстве.

Консультации(2)

Добавить вопрос или комментарий

Сообщение должно содержать, хотя-бы, 2 символа

 

 

Посещаемость:

Яндекс.Метрика